Терней
ГЛАВНАЯ  
27.06.2017
Образ жизни. ЛОВИСЬ, РЫБКА, БОЛЬШАЯ И МАЛАЯ Версия для печати
Написал Administrator   
27.12.2010

КраснопёркаБыло время такое, когда на нашей реке Серебрянке гудели сотни подвесных моторов на лодках спешащих, что называется, с самого ранья, как только забрезжит рассвет, выйти в море, чтобы испытать рыбацкое счастье, поймать симу на блесну способом дорожки, – когда блесна с тройником на леске выпускается на расстояние 20-30 метров от медленно движущейся лодки. И если подфартит, и попадёшь на то место, где гуляет рыба, и твоя блесна подходит по цвету, играет как нужно, идёт на удачной глубине и понравилась рыбе, – считай, тебе повезло, и удача обеспечена.
У нас такая рыбалка своё бурное развитие получила в 70-х и 80-х годах. В основном тернейцы ходили в море на деревянных лодках-плоскодонках. Можно было увидеть и металлические лодки заводского производства, но их было мало. Хорошо тогда зарекомендовали себя лодки кемской постройки, выгодно отличающиеся от плоскодонок своими морскими качествами. Мастера постройки этого типа лодок в Малой Кеме в то время без работы не сидели. Спрос намного опережал предложение.

Ходили в основном на бензиновых руль-моторах типа «Ветерок-8» или «Ветерок-12», которые пользовались ажиотажным спросом. Рыбкооп не успевал выполнять заявки. Существенной причиной такого спроса и такого бурного роста числа любителей морского «дорожного» рыболовства являлась сравнительно дешёвая цена на бензин, который стоил 15 копеек за один литр. А также всему этому способствовало и то, что рыбоохрана более или менее снисходительно относилась к промышляющим любителям такой ловли, справедливо полагая, что, во-первых, чем больше выйдет в море любителей красной рыбы, тем меньше их будет на нерестовой реке. И, во-вторых, лицензий поначалу вообще ещё не было, а когда с середины 80-х годов они появились, цены на них были скорее символическими. Их реализацией занималась рыбоохрана в лице ветерана этой организации Ивана Гасаева.
И всё это ушло в небытие с 90-х годов, с уходом социализма и приходом непонятной системы, называемой в народе диким капитализмом. До сих пор, уже два десятка лет, мы испытываем на себе действие всевозможных реформ, но порядка в теперешней жизни не ощущаем. Вот и перестали гудеть на Серебрянке лодочные моторы уходивших в море лодок. Правда, и сегодня ещё выходят моторные лодки в море, но их единицы, это дорогостоящие лодки, катера, и оснащены они мощными моторами, чаще всего японскими, и водят их люди обеспеченные, для которых бензин, лицензии и т.д. – не проблема.
Но, тем не менее, человек, вышедший в спокойное море с рассветом, вдохнувший морского воздуха, когда на бескрайнем далёком водном горизонте увидит краешек выплывающего солнышка, подобного фантастическому яичному желтку, к которому так и хочется притронуться, ощущает какое-то необъяснимое вдохновение и сознание того, как хорошо на свете – живи и радуйся. В такие минуты очень остро возникает ощущение привязанности  человека к природе. Постепенно эмоции ослабевают, и человек возвращает себя к той реальной задаче, для чего он здесь – надо поймать рыбы, – и желает себе удачи.
Некоторые эти пожелания выражают мысленно, а некоторые – вслух, типа: «Тьфу, тьфу, ловись, рыбка, большая и малая, но желательно крупная – сима, кета, горбуша, чтобы радовалась душа. Аминь!» Что интересно, у каждого рыбака свой наговор. Особенно интересно наблюдать это, когда скапливаются любители-удочники, причём разных возрастов, на мосту Серебрянки, когда удят краснопёрку и другое, что попадётся. Сколько здесь юмора, шуток, побасёнок, рассказов, чего больше нигде не услышишь. И, конечно же, у каждого свой наговор. Вот один типичный, после первого улова: «Спасибо, Боженька!» Вторые к этому добавляют: «Дай ещё». А вот как выразил эту тему мальчик, тоже с удочкой, обращаясь ко мне: «Дедушка, у нас сейчас говорят так: ловись, рыба, большая и ещё больше!» Вот она, идеология нынешнего поколения. На рыбалке как нигде выявляется характер человека. Хоть рыбалка – тихая процедура, располагающая к отдыху, умиротворению, но всё же здесь можно узнать человека, его суть, которую он обязательно выкажет. Для одних рыбалка – игра, забава, удовольствие, у таких настроение всегда в норме, так же как пульс и давление – нормальные. А для других это исполнение его материальных вожделений, и только. Если он не поймал что хотел, фортуна подвела, то у него напрочь пропадает настроение, ходит он хмурый, даже с людьми не здоровается. Вот так бывает!
Итак, мы в море. Присмотревшись, где больше кучкуются лодки, двигаемся в том направлении. После произнесённого заклинания забрасываем заветную самодельную блесну, которую чуть ли не языком вылизали, возясь часами, обрабатывая всевозможными способами. Да, это было тогда, а сейчас, «в результате бурного развития науки и техники» торговля предлагает такие блёсны, что смотреть на них глазам завидно, не говоря уже о рыбе, которая может ослепнуть от разнообразия цветного сияния. Конечно же, и раньше продавались, или выписывали через «Посылторг» наборы блёсен, но в большинстве случаев в дело годились тройники. То ли дело блесна, которую вымучил сам. Исходя из каждого конкретного случая и обстановки, так сказать.
В поисках рыбы лодки снуют вдоль и поперёк, и кругами, и параллельно, и перпендикулярно относительно берега. Особенно держалась и ловилась рыба в районе выступающей каменной гряды от Песчанки и от мыса, где старый локатор. Впоследствии любители стали осваивать дольние подходы красной рыбы, подальше от берега. Вероятнее всего, эта рыба идёт не в нашу реку, а дальше, туда, где родилась, и куда, повинуясь зову предков, возвращается домой. И самый лучший ориентир, по которому можно определить, где косяк – увидеть вдалеке касатку, она гоняется за рыбой, сопровождает её. Самый волнующий момент, когда сима хватает блесну, примерно по такому сценарию. Удар! Сидит. Выключаешь движение. Начинаешь подтягивать рыбу, а она сопротивляется, да ещё как! Пока один подтягивает рыбу к лодке, другой, его напарник, должен быстро смотать снасть и приготовиться с сачком, чтобы выловить рыбину, как только подведут поближе к лодке. Между прочим, процесс вываживания очень важный и ответственный, так как в это время рыба очень активно борется за свою жизнь. Так что не зевай!
А бывает и так, что и у напарника сидит на блесне рыба. В таком случае преимущество у того, кто первый подведёт рыбу к лодке. Чего уж греха таить, дело прошлое. В те времена опытные любители вылавливали симы на блесну за один выход довольно-таки прилично. В этом был материальный интерес. При благополучном стечении обстоятельств любитель мог запастись вкусной рыбой на весь тот период, когда её не бывает.
Ну, конечно, не каждый раз сопутствует удача. То штормит, то почему-то не выпускают, то рыба не подошла или ушла оттуда, где её ищут, то с лицензиями проблема и т.д. Создавались искусственные барьеры на месте, придуманные ретивыми блюстителями закона. Хозяин лодки, прежде чем выйти в море, обязан был взять разрешение у пограничников, это так называемый отход, на что тратится немало времени. И по прибытии с рыбалки нужно было обязательно зарегистрироваться, это так называемый приход. Каждая лодка должна была иметь свой причал, иначе нельзя. Стали строить лодочные гаражи. Впоследствии почти вся речная береговая полоса нашего посёлка покрылась гаражами. А бдительные пограничники ходили, проверяли, все ли лодки на своих местах. Обнаружив нарушение, срывали замки и уводили лодку на заставу. Владельцу лодки предстояло долгое хождение  и неприятное объяснение, почему так случилось.
Неплохо отрабатывали свой хлеб и рыбоохрана. Рыбинспекторы неусыпно старались не допустить перелова или поймать нарушителей без лицензии. Подходили, проверяли почти каждую лодку. Дни, когда инспекторы интенсивно работали, любители называли «свирепыми». Рыбаки передавали выходящим в море слово «свирепствуют», и этого было достаточно, чтобы предпринять свои контрмеры или даже отказаться от выхода в море, если не всё в порядке. Это аналогично тому, как встречное авто предупреждает водителя светом фар, что означает – впереди ГИБДД. Солидарность, так сказать.
Но никакие препоны не могли повлиять на неудержимую энергию любителей этого вида ловли лососёвых. Эх, рыбалка, это чудодейственное занятие, увлечение и даже страсть. Если ранее любители рыбалки подразделялись на сеточников и удочников (про сеточников говорят: ловят блесной «в клетку»), теперь же явно прослеживается отслоение от удочников другой категории – обманочников (от слова орудия производства – «обманка»). Если удочники пользуются проверенным веками способом ловли рыбы – крючок-червячок, то у обманочника самое важное – лишь бы намотать надлежащим образом цветную нитку либо какой другой материал на крючок и сделать соответствующую напайку. И ещё отличие. Если первый стоит, всё время топчется, мается на одном месте, то второй пришёл, бросил раз-другой – не получается, пошёл дальше. Похоже, что второй вид рыбалки находит всё большее признание. Похоже, всё больше находит оправдание народное выражение: «Не обманешь – не проживёшь».
А на какие только хитрости и уловки не шли любители красной рыбы, чтобы как-то усыпить бдительность инспекторов. Например, делали двойное днище, двойные и косые стенки к бортам, тайники в носу и под транцем лодки и т.д. А как рискуют люди, чтобы выйти в неспокойное море, даже в ущерб личной безопасности, и как этот риск отражается на их здоровье. Многие помнят случаё, когда, невзирая на бурное устье реки и неутихающие волны, смельчаки отважились всё же выйти в море, но их плоскодонку захлестнуло волной, а сами они еле спаслись, и то благодаря подоспевшей помощи. Так вот, после перенесённого стресса Алексей Иванович, один из двоих потерпевших, некоторое время заговаривался. Увы, такие случаи не единичны.
А сколько интереснейших, порой курьёзных, порой смешных эпизодов случается на этой рыбалке. Мы маневрировали вместе с другими лодками вокруг рифов мыса Песчаного. Ловилась сима, и неплохо: по-видимому, подошёл косяк. Вдруг у меня сильно потянулась леска. Ощущение такое, будто бы блесна легла на дно и зацепилась за грунт. Затем, через мгновение, леска дала слабину, затем снова сильное натяжение. Стало понятно, что тройнике сидит живность. Только по силе натяжения и массе я определил, что это не сима, а какая-то крупная рыба, но и не таймень, так как по опыту знаю, как водит таймень, и даже не акула, у неё не такая поклёвка, а это какая-то бесноватая рыбина. В общем, после более чем получасовой борьбы мне удалось подтянуть соперницу метров на десять к лодке. В это время стремительно, вертикально вверх выскочила крупная серебряная рыбина раза в два шире самой большой симы и ушла опять в глубину. Это была чавыча. Вероятнее всего, она отбилась от родного косяка и примкнула к обществу симы.
Два раза я её подтягивал к лодке, когда можно было сработать сачком. Но мой напарник не смог воспользоваться этим, не сработал как надо. Вот что значит пожилой возраст. В последний раз чавыча (по скромному весом 12-15 кг) бешено рванулась у самого берега и… ушла с блесной и остатком фабричного вертлюга. Я только мог сказать: «Эх, ты!», выбирая на катушку остатки лески дрожащими руками, а у моего напарника дрожали не только руки, но и колени, он весь подёргивался от волнения. Что это была чавыча, подтвердили опытные рыбаки, наблюдавшие сцену борьбы.
После этого случая сам стал делать самодельные вертлюги, хоть и неказистые, но надёжные.
Чего только не случается на рыбалке – и курьёзные, и смешные моменты. Вышли мы, как обычно, в море где-то в середине июля, с некоторой надеждой поймать краснопёрку, потому что основной сезон подхода симы заканчивался, лицензии кончились. Впереди маячили лодки таких же неугомонных, как и мы. Уже прошли рыбные места, направились дальше мимо старого локатора. Вдруг у меня дёрнуло. Удар. Сидит. Стал вываживать, напарник приготовился с сачком. И тут неожиданно слышим рёв мотора. К нам рыбо… охрана! Оказывается, она стояла в лагуне под скалкой. Подлетел к нам их катер, на котором один инспектор Лёня Чебаненко, сел на нос, свесил ноги, спрашивает:
- Ну, что мы ловим?
- Камбалу.
- А что это у тебя леска подёргивается и потягивается, а? Вытаскивай.
- Да ничего там нет, просто лодку течением гоняет. Зачем мне вытаскивать пустую блесну?
А сам думаю про рыбу: сколько мотаешься, да отцепись же ты, наконец! Словно услышав мою просьбу, сима сорвалась и ушла. Я скоренько смотал блесну и показываю Лёне: «Вот, видишь?!» На что инспектор с неважной усмешкой произнёс: «Ну и ну». Затем завёл свой мощный руль-мотор и умчался, чтобы пугать мне подобных.
А вот ещё случай в «свирепый день». Настоящая добыча не бралась. Поймал на донку несколько камбал, бычков и окуней-терпугов. Возвращаясь домой, недалеко от устья поймал небольшую горбушку, немного больше окуня. А слева от устья на косе работала бригада рыбоколхоза «Огни» с закидным неводом. Проходя это место, встретил рыбоохрану, на катере было двое – инспектор и ещё кто-то незнакомый, видно, из их краевого ведомства. Вопрос обычный: «Как улов?» Ответ: «Да вот, разнорыбица». Видно, заметили чешуйку. «А ну-ка, раскрой мешок. Ага, а это что?», - показывая на горбушку. Отвечаю: «Мне дали», – показываю в сторону рыбаков. Заметив сомнение на лицах проверяющих, решительно отталкиваюсь и изо всей силы гребу в сторону добытчиков. Взяв злосчастную горбушку, показываю и кричу: «Петрович, подтверди, что вы мне её дали!» Последовал ответ: «Да». Что и требовалось доказать. Это был Анатолий Петрович Моисеенко, бывший капитан РС-627, а я – бывший радист РС-622. Солидарность, так сказать.
Когда подход симы угасает, любители переключаются на других обитателей моря и дна морского. Как-то Саша, мой приятель, поведал, что выловил палтуса в районе мыса Мосолова подальше от берега, на приличной глубине. Ну, у какого же любителя не дрогнет внутри от такой новости. Узнав некоторые подробности этого лова, на следующий же день ринулся туда, где ловилась такая рыба, благо погода сопутствовала. В основном работал белой блесной-донкой (а можно жёлтой и красной) – белая трубка из нержавейки с тройником, залитая свинцом. Вначале ловился «прилов» – небольшие оранжевые бычки, попались треска и глубоководная камбала «слюнявка». И всё же, наконец, попался палтус, как оказалось, около пяти килограммов весом. А как такую рыбу вываживаешь! Запоминается на всю жизнь. Впоследствии палтус уже не ловился. По-видимому, ушёл куда надо.
Приходилось иметь дело и с осьминогами. Чаще всего они обитали в районе, где высокие скалистые берега, южнее локатора, в сторону Благодатного, там, где выступает каменная гряда, и дно глубокое, усеянное большими каменными глыбами. Откуда такие сведения? А вот потеряешь там, в расщелинах, несколько блёсен, тогда поверишь.
Так вот, однажды мы там блеснили. В какой-то момент моя блесна сильно зацепилась, подумал: всё – зацеп, попала в расщелину. Через некоторое время дёргания блесна поддалась. Подумал – морская капуста или?.. Через мгновение уже не сомневался, что там живое существо. Это осьминог. Не буду говорить о процессе долгого вываживания. Мне ранее приходилось иметь дело с этими существами, но они не были такими крупными и мощными. Подсекли ещё одной блесной, так как одна леска могла не выдержать. А когда подвели к лодке, он моментально зацепился своим щупальцами (длиной 1,4 метра) за дно лодки, и ни в какую не хотел с нами знакомиться. И лишь после больших усилий – один вырывает, выталкивает его со дна лодки веслом, другой тянет две лески – удалось преодолеть сопротивление. А когда втащили его в лодку – это непередаваемое зрелище. Что он выделывал и в какие цвета окрашивался! Оторопь берёт, когда подумаешь: а если кто-то попадёт ему там, на дне.
Случалось ловить кальмаров днём на обыкновенную блесну с тройником. Обычно ловят их в сумерках, ночью, при освещении и специальными кальмарницами. А тут вместо окуня – кальмар, да так интенсивно брался, что за короткое время я вытащил десятка полтора. Видно, косяк забрёл на место моей рыбалки.
Приходилось ловить в районе Малой Бухты, где выступают рифы, настоящих морских окуней, которые очень отличаются от окуня-терпуга. Такой окунь больше всего похож на морского бычка, но отличается размерами и цветом. Приходилось ловить его и на острове Монерон на Сахалине, когда мы отстаивались там от шторма. Настоящий окунь гораздо вкуснее, из него отличная уха. Причём голова у него не такая пустая, как у бычка.
Как-то на траверзе Тернея промышлял я с приятелем красную рыбу, и мы наткнулись на труп нерпы, плавающий на поверхности воды. Подошли, полюбопытствовали. Труп был на стадии разложения, и когда пошевелили его веслом, то в воде стала видна мутная кровяная масса. А когда мы отошли от этого места метров на 25, мы вдруг увидели, что в том месте, где была нерпа, образовалась кровяная пена, и куски мяса взлетали вверх. Там в сплошном круговороте велась борьба за наживу между несколькими крупными акулами, судя по их плавникам и хвостам. Доселе, да и потом, здесь таких акул я не видел.
Рыбалка на СеребрянкеОднажды мы блеснили камбалу и что попадётся в районе Малой Бухты. Погода стояла тихая, солнечная, на море штиль. Лодки разбрелись кто куда, тоже занимались донным блеснением. Вдруг на полном ходу подскочила к нам моторная лодка и остановилась рядом. Хозяин лодки бледный, взволнованный, показывает рукой в сторону, бормочет: «Там, там дьявол, чудовище!» Немного успокоившись, рассказал, что он также ловил камбалу, как вдруг буквально рядом всплыло что-то страшное, тёмное и ухнуло, отчего волны сильно закачали лодку, и он чуть не перевернулся. Завёл мотор, но вместо передней скорости, включил заднюю, а в то время чудовище стало уходить под воду. Подумал: ну, мне конец, сейчас оно окажется под лодкой! Но, слава Богу, успел уйти. Когда мы предложили сходить на место происшествия, то Трифоныч замотал отрицательно головой. Всё же мы из любопытства двинулись туда, куда показывал потерпевший, который пошёл вслед за нами, боясь остаться один. Походили на предполагаемом месте, но всё было спокойно, только подальше в море нет-нет да и покажутся горб и плавники крупной касатки.
Я знаю многих людей, для которых рыбалка – это не просто увлечение, а даже, можно сказать, страсть. Земляки хорошо помнят Якова Андреевича Котлярова. Это был любитель рыбалки с большой буквы. Уехав на Дон, уже в солидном возрасте, он не бросал это чудодейственное занятие. А как памятный сувенир о тернейской рыбалке берёг остаток тройника, напоминавшего о борьбе с крупным тайменем. Качества стойкого любителя рыбалки Яков Андреевич передал сыну Андрею Яковлевичу.
В таком сжатом виде мне хотелось показать прелести рыбалки, которую можно отнести к одному из самых лучших видов морального, культурного и спортивного развития человека. Никто не станет отрицать, что это один из самых замечательных видов и способов здорового образа жизни.
Максим ДАРМЕНОВ

Материал взят с сайта Вестник Тернея - http://vestnik.terney.info

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Рейтинг@Mail.ru quajo      
               
               
Время генерации страницы: 0.062 сек.