Терней
ГЛАВНАЯ  
27.06.2017
ПЛАСТУН: 80-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ Версия для печати

Пластун: в 19 веке- начале 20 века: казак пеших казачьих частей;
                     ранее – казак сторожевых частей на Кубани.
Ползти по-пластунски (наречие), на локтях, прижимаясь к земле.
С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. Москва, 1999, с.521.

 


«… с моря дул пластуннизкий юго-восточный ветер …»
Илья Штемлер, роман «Утреннее шоссе».

  


«Пластун» - винтовой клипер (быстроходное морское судно).
Заложен 5 января 1856 года в Архангельске, спущен на воду в июле 1856 года. Водоизмещение 615 тонн, мощность 150 лошадиных сил, экипаж 92 человека,
вооружён 6 орудиями.
   В 1857-58 годах в составе кораблей под командованием капитана 1-го ранга Д.И. Кузнецова совершил переход из Кронштадта в Николаевск – на - Амуре.
   Экипаж «Пластуна» занимался описанием и гидрографическими работами, охраной русского побережья…
Приморский край. Краткий энциклопедический справочник, 1997, с.357.

 


Пластуны – личный состав пеших команд и частей Черноморского и Кубанского
                         казачьих войск в 19 – начале 20 веков.
Новый иллюстрированный энциклопедический словарь. Москва, 1999, с.563.

*   *   *

  Споры вокруг даты образования селения Пластун наиболее остро разгорелись в 2001 году при подготовке ко Дню посёлка. Возник вопрос, какую же годовщину предстоит отмечать, и когда основан Пластун.
  Некоторым горячим головам очень хотелось  отметить  100-летний юбилей.
   Определённую роль играла ещё и вечная борьба между Пластуном и Тернеем за лидерство: кто старше, главнее, больше приносит денег в казну, кто избалован коммунальными удобствами и прочее.
  Масла в огонь подливали и некоторые местные «знатоки» истории. Не имея  никаких документальных подтверждений и опираясь лишь на домыслы и  на ошибку, допущенную составителями справочника для служебного пользования по административно - территориальному делению Приморского края по состоянию на 1 января 1968 года, где на странице 39 была указана дата образования селения Пластун – 1903 год, которая не подтверждается никакими документами.
   В указанном выше справочнике ещё много такого рода ошибок. К ним я ещё вернусь  в дальнейших своих публикациях.
   К путанице по этому вопросу вольно или … невольно приложил руку и уважаемый мною редактор районной газеты  Ю.В. Шадрин.
   Юрий Васильевич без согласования со мной 25 сентября 2003 года опубликовал в №87 «Вестника Тернея» мою статью ко Дню посёлка Пластун, немного подправив её и озаглавив «Сколько лет Пластуну?»  Тогда как она была написана к 77-летию Пластуна  и в ней  указана, документально подтверждённая дата образования селения – 1926 год.
   Проведённая мною, начиная с 2000 года, работа в Государственном архиве Приморского края и Российском Государственном историческом архиве Дальнего Востока, в архиве администрации Тернейского муниципального района, с сотрудниками Федеральной службы безопасности, собранные исторические документы позволили устранить ошибку составителей справочника.
   В 2005 году материалы  были представлены на рассмотрение главе поселения и
депутатам муниципального комитета.
   Решением муниципального комитета от 4 августа 2005 года №4   принят Устав Пластунского городского поселения, в части 3 статьи которого записано:
  «Годом основания Пластунского городского поселения признать 1926 год.
   День Пластунского городского поселения отмечается ежегодно в третье воскресенье сентября».
(«Вестник Тернея», №№140-142, четверг, 01 декабря 2005 года).
   Устав поселения зарегистрирован и вступил в силу с 1 января 2006 года.

*   *   *

   После присоединения Уссурийского края к России должного интереса к нему не проявлялось.
   Северо-восточная часть современного Приморья долгое время, практически 40 лет, вплоть до начала 20 века не была заселена российскими подданными.
   Информация о Сихотэ-Алине, о побережье Японского моря и населении, проживающем здесь, заключалась в полосе взморья шириною 5 километров. Согласно карте, изданной в 1905 году Военно – Топографическим отделом штаба Приамурского военного округа, снятой и информации собранной в период со 2 июля по 21 сентября 1874 года экспедицией под руководством полковника Логгина Большева во время обследования побережья от залива Святой Ольги (современное название – залив Ольги) до Императорской (ныне – Советской) гавани.
   На территории, входящей теперь в Тернейский район, экспедицией обнаружено 58 жилищ аборигенов, в которых проживал 321 человек.
   В конце 19 века Россией проводилась лишь охрана побережья Японского моря и Татарского пролива от японских браконьеров, занимавшихся ловом рыбы в запрещённых местах.
   Фридольф Кириллович Гек, проводивший охрану побережья на шхуне «Сторож» с   июня 1893 года, обследовал все местные бухты, мысы, устья рек, в частности, устья рек Кузнецова у мыса Олимпиады, Джигитовка в бухте Джигит залива Рында, реки Голубичная.
   Лишь по окончании войны с Японией, взоры правительства Российской империи были обращены на северо-восточную часть Приморья.
   В начале июня 1906 года 60 жителей селения Суражевка (в районе современного города Артём) Приморской области во главе с прапорщиком запаса Фёдором Ефремовичем Гладченко обратились за содействием о разрешении вопроса переселения на побережье Японского моря к заведующему Переселенческого управления, который оказал им помощь в выдаче путевой ссуды в сумме 350 рублей.
   Командир Владивостокского порта барон Ферзен выделил ходокам пароход «Эльдорадо», на котором 50 крестьян осмотрели побережье до Императорской (Советской) гавани и выбрали себе место для жительства в заливе Пластун (так - в документе). Фактически речь шла о землях в районе залива Джигит.
   Однако, возвратившись 7 августа во Владивосток, ходоки получили отказ от заведующего Переселенческим управлением, не смотря на то, что крестьяне желали ехать сейчас же обратно и строить себе дома, чтобы к зиме привезти в готовые дома свои семьи. Отказ вызвал недовольства крестьян, которые в письме к Приамурскому Генерал-губернатору задавали вопрос:
«…Почему не разрешают там селиться русским крестьянам, а китайцы живут на побережье целыми деревнями по сотне домов на каждом удобном месте земли».
  Причиной отказа стало несогласие Генерал-губернатора Унтербергера, который в письме к Военному Губернатору Приморской области от 25 октября 1906 года высказал
по этому поводу следующие соображения:
   «Дальность расстояния таких местностей и полное почти отсутствие сообщения с ними, которые исключают возможность контроля со стороны властей за водворяющимися там крестьянами, создают весьма неблагоприятные условия, а в данном случае … усугубляются существованием в заливе Пластун китайского населения, вследствие чего можно опасаться столкновения между ними и переселенцами…»
   Побывавший в сентябре – октябре 1906 года в этих местах с экспедицией знаменитый исследователь, путешественник, писатель и разведчик Владимир Клавдиевич Арсеньев, не нашёл в районе бухт Пластун, Джигит и Терней, ни одного русского поселения.
    23 сентября 1906 года, проходя к заливу Джигит, отряд под руководством Арсеньева
в районе берегов бухты Пластун, столкнулся лишь с шайкой около 20 хунхузов, «прибывшей на лодках с намерением заняться грабежом шаланд, заходящих сюда во время непогоды».
   При решении вопроса о заселении земель северо-востока Приморья предпочтение было отдано староверам, отличавшимся дисциплиной и умением обживаться на новых местах без помощи властей.
   В письме Военному Губернатору Приморской области от 24 марта 1907 года Приамурский Генерал-губернатор Унтербергер «не встречает препятствий к разрешению 8 крестьянским семьям староверов деревни Батюково Приморской области водвориться на побережье бухты Пластун», при условии обследования этих земель и выселения китайцев».
  В июне-июле 1907 года второй раз, обследуя земли, прилегающие к бухтам Пластун и Джигит, Арсеньев находит здесь лишь китайцев и удэгейцев (называя последних тазами), живущих в фанзах. Китайцы проживали в основном на левом берегу реки, называемой ныне Джигитовка, а удэгейцы – выше по долине, около гор.
   Владимир Клавдиевич упоминает о русских неудачниках золотоискателях, находившихся у бухты Джигит,  и о прибывших 07 июня 1907 года на пароходе «Эльдорадо» с 6 детьми 2-х семьях староверов (отца и сына Могильниковых – С.Ш.).

*   *   *

   В 1907-1909 годах на северо-восточном побережье Приморской области были проведены землеустроительные работы с нарезкой участков для переселенцев.
   В «Ведомости к составленной чинами Уссурийской переселенческой партии в 1909 году карте заселения Приморской области» в разделе «Наделы переселенческие, инородческие и запасные участки в Южно-Уссурийском уезде» в Маргаритовской волости значатся:

  • селение Филаретовка на переселенческом участке №331 «Пластун», расположенном у одноимённой бухты;
  • селение Гавриловка (почти через два года 30 апреля 1909 года по просьбе жителей  переименовано в Ключи), на участке №333 «Джигит» на правом берегу у устья реки  Ключи, недалеко от впадения последней в бухту Джигит.

   17 июня 1909 года «во исполнение Высочайшего повеления» царя Николая Второго «Об административном переустройстве Приморской области и острова Сахалин», Приамурским Генерал-губернатором были установлены границы образованных из Южно-Уссурийского уезда Приморской области трёх уездов: Никольск - Уссурийского, Иманского и Ольгинского.
   Ольгинский уезд включал в себя, в частности, Маргаритовскую волость, в которую вошли и переселенческие участки  от мыса Грозного - на юге, до мыса Золотого – на севере.
   В «Списке всех крестьянских селений Приморской области, с указанием года образования селения и количества, причисленных в каждое селение душ мужского и женского пола» от 15 июля 1911 года в Маргаритовской области находим:
    1)под №804 селение Филаретовка (68   жителей);
 2)под №805 селение Ключи             (310 жителей);
 3)под №806 селение Куналей          (120 жителей),
 4)под №850 селение Духово             (139 жителей).
   Из изложенного следует:
на территории, прилегающей к заливам Пластун, Джигит, Китовое Ребро и близлежащим местностям, были всего 4 селения: Филаретовка, Ключи, Куналей, Духово, в которых проживали 637 жителей.
   В публикации от 12 ноября 1914 года в газете «Далёкая окраина» под названием «Деревня Филаретовка Ольгинского у.» (уезда – С.Ш.) отмечается:
   «В Филаретовке 12 дворов. Немного их и в соседних деревнях: в Иерусалимовке – 5, в Воскресенке – 6-7, в Куналее – 20 и только в Ключах (бухта Джигит) – 60 дворов»…
   После проведения в 1914 году административной реформы образована Ключевская волость Ольгинского уезда с волостным центром в селении Ключи. В ней проживали 3687 человек, в том числе 2006 лиц мужского и 1681 – женского пола.
   В, частности, в селении Ключи – 298 жителей, в Духово – 166, в Филаретовке – 68, Куналей – 122,  Левый Джигит – 23 человека.
   В январе 1923 года на территории, ранее входившей в Ключевскую волость Ольгинского уезда, располагаются образованные новой властью Тетюхинская и Кхуцинская волости Северо - Ольгинского района.
  В состав Тетюхинской волости, в частности, вошли:
деревни Ключи и Левый Джигит, в которых всего 66 дворов с 432 жителями,
хутора Курума (6 дворов, 30 жителей), Утёсный (5 дворов, 20 жителей),
участок Золотая Поляна (5 дворов, 36 жителей),
деревни Воскресенка (5 дворов, 29 жителей), Иерусалимовка (10 дворов, 48 жителей), Филаретовка (8 дворов, 45 жителей), Духово (18 дворов, 115 жителей).
  В статистических сведениях по Приморской губернии от 13 сентября 1923 года, представленных в Дальревком в город Хабаровск указаны следующие данные:
  Тетюхинская волость:

  1. №446 Ключи                – 390 жителей,
  2. №447 Джигит                 - 21,
  3. №448 Филаретово (ка) – 44,
  4. №449 Золотая Поляна  – 34,
  5. №450 Иерусалимовка   - 43,
  6. №452 Куналей             - 130,
  7. №454 Воскресенка       -  31 житель.

   Аналогичные данные о селениях указываются в «Списках населённых пунктов
по губерниям Дальневосточной области от 07 февраля 1925 года.
В заключение необходимо пояснить:
Деревня  Иерусалимовка располагалась на правом берегу (по течению реки), недалеко от устья реки Черёмуховая (ранее – р. Синанча);
Воскресенка – с левой стороны у устья реки Ветродуй, сейчас здесь покосы;
Утёсная         -  в районе лесопитомника АО «Тернейлес» на реке Ветродуй;
Золотая Поляна – в месте нахождения дач жителей Пластуна в урочище с аналогичным названием.

*   *   *

   27 января 1926 года был создан Советский район, в который вошли и земли современного Тернейского района.
  В 1926 году впервые в официальных документах упоминается селение Пластун.
В материалах Всесоюзной переписи за 1926 год в селении под названием «Пластун» зарегистрировано 10 жителей.
  Удобная, относительно закрытая от ветров бухта Пластун, была выбрана новой властью для размещения рыболовецкого хозяйства «Дальгосрыбтреста» (ДГРТ) – «Пластунский рыбный промысел» и консервного завода ДГРТ.
  Как следует из протоколов заседаний Президиума Советского райисполкома, на 1-ое октября 1930 года в Пластуне работало до 3500 человек, имелся крабоконсервный завод и утильзавод.
  Население Советского района стремительно увеличивалось с 12 тысяч – 1926 года до 40 тысяч – в январе 1932 года.
   При чём ещё в июле 1931 года численность населения района составляла 18.200 человек, из них: 3 тысячи заключённые лагерей особого назначения, старожилы – 10.800 человек, корейцы – 3.500, китайцы – 300 и туземцы – 600 человек.
   То есть фактически за полгода в Советский район было ввезено  около 22 тысяч человек.
   Росла и численность проживающих в селении Пластун: в 1923 году здесь ещё не было населённого пункта, на момент переписи в 1926 году проживало 10, на конец этого же года – 65 человек, а на ноябрь 1931 года уже 4087 человек, в том числе:
-на постоянных круглогодовых работах – 630,
-в сезон рыбной путины и лесозаготовок – 1500,
-остальное население составляли члены семей работающих.
 План лова сельди и горбуши на промыслах «Пластун» на 1931 год был установлен в 75.000 центнеров (7.500.000 кг).
   Бригадой Далькрайисполкома под руководством инструктора крайисполкома Морозко И.И. (будущего секретаря Тернейского райкома партии) в июле-октябре 1931 года в ходе проверки установлены грубые нарушения, выразившиеся в следующем:
1) в Пластуне всю зиму, вплоть до самого начала хода сельди, управляющего промыслом Фёдорова, его помощника и заведующих 2 главными промыслами не было на месте, «сидели во Владивостоке, справляли отпуска». В результате подготовительные работы были сорваны;
2) проверка неводов для ловли горбуши проводилась не более 2-х раз в день, «в то время, когда японские рыбаки на концессионных участках производили переборку 10 и более раз»;
3) когда пошёл сильный ход сельди, он застал врасплох, рыба стала на ряде участков забивать невода;
4) кунгасы для рыбы подавались или с опозданием или не подавались днями, например, на участке «Китовое Ребро», рыбаки вынуждены были выпускать из неводов тысячи центнеров рыбы, снимать невода.
   Государственные промысловые хозяйства, согласно обследованию, обеспечены моторным и парусным флотом.
  На промыслах Пластуна план лова был скорректирован до 82 тысяч центнеров, а «плавединицами и ловцами обеспечены на 103 тысячи центнеров». Однако на 10 октября  в целом по району план выполнен по гослову – на 29%.
   Проверяющие отмечали, что колхоз «Искра Коммуны» вылов сельди иваси «сократил сознательно на 50% - 14 кунгасов поставили на прикол и почти всё лето стояли, …увлёкся сельским хозяйством».
   На промыслах наблюдались большая текучесть кадров и нарушения трудовой дисциплины. За летний сезон с района промысла «Пластун» ушло 1300 человек, при 470 рабочих прогулы достигли в августе «до 800 прогуло – дней (за 25 дней)».
   В отличие от государственных промыслов, промысла частников свои планы по лову иваси выполнили.
   «Дело с жилищами и бытовым обслуживанием рабочих поставлено отвратительно плохо.
   В Пластуне из 50 домов по плану, не построено ни одного … Газеты попадают редко, клубы, имеющиеся в Пластуне, не работают».
   Отмечается «текучесть безобразная» на консервном заводе, программа выпуска продукции 35.900 ящиков. Завод работает на подённой оплате труда.
   «Промысла» в Пластуне получили от ДГРТ для выплаты зарплаты 1.500.000 рублей, а продукции отгрузили на 400.000 рублей.
   Строительство сорвано, люди живут в летних бараках.
   Степан Филиппович Ревукин, старожил посёлка Пластун, вспоминает:
«…я приехал в Пластун … в апреле 1931 года.
…жили зимой в палатках, в общих бараках – семейные, и одиночки, отгородившись ширмами из рогожных мешков из-под соли. А потом поселились в комнаты барачного типа. В одной, размером 12-14 квадратных метров, жили по две, три семьи.
…16-летним пареньком, работал вначале в засольном цехе, а потом пошёл на лов. Ранней весной ставным неводом ловили сельдь. Когда подходило время иваси, переходили на шаланду. Катер выводил в море несколько посудин, а потом уже под парусами расходились подальше друг от друга и сыпали сети. Вот так приходилось жить и работать: всё на «раз, два – взяли!»
   Потом выучился на бондаря …
   А какая отсталая была жизнь – ни газет, ни книг. Не было даже клуба, о кино и думать нельзя было!»… (газета «За коммунистический труд», №82, четверг, 9 июля 1981 года).
   Антонина Яковлевна  Семикина (в замужестве – Кривых) в 11 лет летом 1931 года из Краснодарского края приехала в село Пластун  с сестрой Таисией и её мужем Николаем Лавровым.
   Она вспоминает (в беседе с автором от 28 июня 2006 года):
   «Жить  было негде, поселили в палатке. Палатки стояли на поляне в районе современной улицы Пограничной  и пекарни, чуть выше последней. А всего-то жилья – четыре барака в Пластуне, по два с каждой стороны, в начале нынешней улицы Октябрьская, 6-7   фанз справа у ручья (перед мостом через ручей) в которых жили семьи корейцев, да в Филаретовке три двора.
   В палатках, приезжавшие сезонные рабочие жили в тёплое время до начала 50-х годов.   Только размещались они позднее на пригорке в районе, где затем был коровник зверосовхоза.
   В 1931 году уже стояло 2-х этажное здание конторы рыбокомбината (в нём с 1961 года было управление зверосовхоза, теперь остались только развалины). Рядом с конторой - барак, в одной части которого размещалась школа, а во второй - склад, где хранились рыболовецкие снасти.
   Директор комбината Любимов.
   Переехали на рыбозавод на Шапошникова (правильно – Шапочный – С.Ш.), там Николай - муж сестры, работал бондарем, им дали комнату в бараке. Барак обшит доской, холод, клопы. Жили в «Шапочном» до 1933 года. Затем переехали в село Пластун, в одном из тех 4-х бараков, которые были здесь, выделили комнату.
  Детский сад - ясли находился на пригорке в районе улицы, называющейся теперь Октябрьская».
   Школа на промысле «Пластун» была организована и содержалась за его счёт.
   Больница от промысла в Пластуне – 1 с одним врачом.

*   *   *

   Территория Советского района пролегала на расстояние около 1200 километров. Из-за замерзания портов в его северной части, отсутствия связи, она была плохо управляема.
17 июля 1931 года поставлен вопрос о его разделении.
30 июля этого же года секретарь Далькрайисполкома Ир О.Г. направляет в краевое плановое управление указание:
«… прошу проработать вопрос о разделении Советского района на две самостоятельных административных единицы с центрами в Советской Гавани и Пластуне и наметить границы этих районов…»
   В январе 1932 года ставится вопрос о присвоении селу Пластун статуса рабочего посёлка.
   В документах представленных для  подготовки решения по этому вопросу отмечается:
   Пластун самостоятельного сельсовета не имеет, прикреплён к Ключевскому сельскому Совету, расположенному в 12 километрах.
   В селе 2 улицы.
   Территория села закреплена за Дальгосрыбтрестом.
  Имеется:

  • 6 предприятий: рыбоконсервный и лесопильный завод, бондарная и ремонтная (по ремонту моторов) мастерские, 2 рыбных промысла с 3 засольными сараями, лабазами, пристанями и прочим,
  • 1 кооперативное торговое заведение,
  • 73 жилых строения,
  • 1 электростанция при консервном заводе.

   15 марта 1932 года материалы направляются в организационный отдел ВЦИК РСФСР:
«Посылаем материалы обследования Советского райисполкома … и выписку из постановления Президиума Дальневосточного крайисполкома от 26 февраля 1932 года №287 об организации рабочих поселковых Советов на крупнейших рыбных промыслах Пластуне, Иннокентьевском, Нельме».
   25 июня 1932 года, уже после разделения Советского района с 1 мая 1932 года на Советский и Тернейский районы, из Далькрайисполкома приходит сообщение:
 «…Ваше ходатайство об утверждении новых рабочих посёлков:
       …3. Пластун, ВЦИКом утверждено (протокол №47 от 01 июня 1932 года).
                                                    Заведующий организационным отделом ДКИК Левичев
   Итак, 1-го июня 1932 года Всероссийским Центральным исполнительным комитетом    селению Пластун присвоен статус рабочего посёлка.
   С 4 марта 1941 года до 3 июля 1954 года рабочий посёлок Пластун находился в составе Тетюхинского (ныне – Дальнегорский) района.
   Основу промышленности в посёлке по-прежнему составляли добыча и переработка  рыбной  и море-продукции.
   В 1948 году рыбокомбинату была передана рыболовецкая база в районе озера Благодати.
   В 1957 году комбинат «Пластун» ликвидирован, а его имущество передано рыбокомбинату «Каменка».
   Пластунский рыбкооп решением №177 от 23 сентября 1958 года ликвидирован, а обеспечение жителей продуктами и промышленными товарами вменено Тернейскому рыбкоопу.

*   *   *

     На основании постановления Совета Министров РСФСР от 13 февраля 1960 года  
и решения Тернейского райисполкома от 17 марта 1960 года «Об утверждении решения общего собрания колхозников  «Красный Октябрь» Тернейского района (центральная усадьба располагалась в селе Ключи – С.Ш.) «О преобразовании колхоза «Красный Октябрь» в зверосовхоз «Пластунский и о прекращении  деятельности артели» на базе колхоза «Красный Октябрь» образован с 16 марта 1960 года зверосовхоз «Пластунский». Основные направления его деятельностью - выращивание норок и оленей, реализация шкурок норки и консервированных пантов оленей.
  Главную прибыль зверосовхозу приносили норки. Так в 1971 году, по информации директора совхоза В.С. Суспицына, государству было продано 21.167 шкурок. Удача норководов дала возможность выпустить товарной продукции на сумму 1 миллион 229 тысяч рублей; чистая прибыль от норководства составила 240 тысяч полновесных советских рублей.
   Норководство в 1971 году составило 84,8% от общего объёма валовой продукции, 3,9% - растениеводство, 11,3% - оленеводство.
   Успехи предприятия давали возможность его развитию.
   В перспективном плане развития Тернейского района на 1971-1975 годы читаем:
Зверосовхозу «Пластунский» довести выходное поголовье норок с 6,4 тысяч в 1970 году до 7,5 тысячи в 1975 году, оленей до 4.500 голов против 4.000 – в 1970 году. С 1971 по 1975 годы продать государству 132.000 шкурок норки и 2.045 килограмм консервированных пантов.
   Рост производства шкурок норки и продажи пантов по годам:

года

1971

1972

1973

1974

1975

шкурок норки (в тысячах штук)

22

22

24

31

31

пантов              (в кг)

323

355

390

395

455

   К 1972 году планируется закончить строительство овощехранилища на 330 тонн.
   В 1973 году закончить строительство водопровода, склада на 150 тонн, холодильника – на 200 тонн.
   Построить к концу 1975 года норковую ферму для 7,5 тысяч норок.
   В 1972 году сдано 24.578 шкурок норки, прибыль составила уже 434, 4 тысячи рублей (+194,4 – в сравнении с 1971 годом).
   За 4 года (1971-74) сдано 2.041 килограмм сухих пантов на сумму 765,2 тысячи рублей (при пятилетнем плане 680,1 тысячи рублей).
   Количество сданных шкурок увеличилось с 21.167 до 33.399 штук. Всего за эти годы сдано 110.927 шкурок норки.
   Общая прибыль за 1971-74 годы составила 1 миллион 176 тысяч рублей.
   Фонд заработной платы на 1 рабочего вырос с 1969 рублей до 2305 рублей (в1973 году). Материальное поощрение передовикам составило 125 тысяч рублей, а всего различных премий выдано почти на 200 тысяч рублей.
   При плане 32 тысячи – получено 37 тысяч щенков, по 464 щенка от одной сотни самок.
   В 1975 году выручка по оленеводству составила 158,7 тысячи рублей.
   В декабре 1976 года по окончании забоя норок было подготовлено к отправке 36.524 шкурки, 10 тысяч шкурок – к отправке на экспорт в ФРГ. Норководами получено прибыли 444 тысячи рублей.
   В 1977 году строится новая норковая бригада.
   В сентябре 1977 года подготовлено к сдаче 735 килограммов пантов. В частности, в «Медэкспорт» зверосовхоз передал 300 килограммов сухих пантов, почти столько же в   химфармзавод в городе Хабаровске. Из 35.000 шкурок норки, которых предстояло забить в этом году, 15 тысяч шкурок подлежали реализации на экспорт.
   В перспективном плане развития Тернейского района на 1976-1980 годы» записано:
   «По зверосовхозу «Пластунский» довести маточное поголовье норок с 10.000 до 15.000 – в 1980 году, среднее поголовье оленей – до 4780 голов.
   Продажа шкурок норки возрастёт с 35.000 – в 1975 году, до 50.000 штук – в 1980 году, а всего за 5 лет планируется реализовать 220.000 штук, в 1,5 раз больше, чем за 1971-75 годы. Продажа пантов увеличится на 20%».
   Что было дальше, мы  знаем. Был развал государства и его экономики. Отказ руководства страны от поддержки практически всех отраслей производства, что привело к краху.
    В 1992 году зверосовхоз преобразован в АО «Пластунское», а 13 февраля 1996 года единогласным решением собрания акционеров  ликвидировано.
   На момент ликвидации 51% акций предприятия находился в руках краевого АО «Дальпушнина» и 49% - у работников акционерного общества. В стране полным ходом шла «перестройка».
   До 36-летия со дня образования хозяйство не дожило чуть менее месяца. Имущество частью было распродано, частью просто уничтожено.
   Остались без работы порядка 200 человек, из них более 70 – женщины.
   Так в Пластуне вслед за рыболовством было уничтожено звероводство.
   Выжить посёлку и в целом всему району позволило развитие лесной промышленности, начатое в 1969 году.

*   *   *

(Продолжение следует).

Сергей Шалимов, п. Пластун

Обсудить новость в форуме (0 сообщений) 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Рейтинг@Mail.ru quajo      
               
               
Время генерации страницы: 0.068 сек.