Терней
ГЛАВНАЯ arrow ЧИТАЛЬНЯ arrow История района arrow По страница путевых записок и книг В. К. Арсеньева  
26.06.2017
ГЛАВНОЕ МЕНЮ
ГЛАВНАЯ
ФОТО
ЧИТАЛЬНЯ
ВОПРОС - ОТВЕТ
КОНТАКТЫ
ССЫЛКИ
ФОРУМ
- - - - - - - - - - - -
Тел. справочник
ПАРТНЁРЫ
Клуб экологического туризма «Сихотэ-Алинь» предлагает принять участие в путешествиях, цель которых – попасть в уникальные, дикие и красивые места, почувствовать природу гор Сихотэ-Алиня.
 
газета посёлка Терней и Тернейского района
 
www.rusotdih.ru - сайт, посвященный отдыху, путешествиям, оздоровлению, туризму в Российской Федерации.
РАФТКЛУБ
Advertisement
Кто на сайте
По страница путевых записок и книг В. К. Арсеньева Версия для печати

ПЕРВАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ПО ТЕРРИТОРИИ СОВРЕМЕННОГО ТЕРНЕЙСКОГО   РАЙОНА 18 СЕНТЯБРЯ – 22 ОКТЯБРЯ (по старому стилю), (1 ОКТЯБРЯ  –  4  НОЯБРЯ – по новому стилю) 1906 ГОДА:  от перевала (ныне – Китовое Ребро)  в истоках реки Опричнинка (ранее - Мутухэ), до перевала  Сахалинский (ранее - Терпения) в истоках Сахалинского Ключа.

«Что не помнят взрослые, дети    уже    не    знают».
  
Время не только лечит…Время и уничтожает то, что необходимо сохранить.
   Зачастую это зависит от того, какое время на дворе.
   Еще живы в памяти времена, когда точкой отсчета истории мы считали 1917-й год.
  А начиналось все с разрушения храмов. Не могли безбожники активисты не понимать, что, разрушая памятники и церкви, они воюют с людьми. Впереди у  них будет еще много «работы» – уничтожение собственного народа.
   Не обошла эта беда и нашу северо-восточную часть Приморья.
   С каким пафосом уже в 80-годах 20 века в районной газете «За коммунистический труд» рассказывалось о разрушении Грингмутовской церкви и затоплении колокола с неё   в речной протоке.
   С каким упорством закрепили имя француза  де Тернея, присвоив  его в 1932 году целому району на российской земле.
     Напомню, что в 1787 году бухтой Терней Лаперуз назвал бухту находящуюся 17 километрами севернее, носящую ныне название Русская. По ошибке топографов Логгина Большева, обследовавших эти земли в далёком 1874 году, название было перенесено южнее и присвоено бухте, ныне называющейся Серебрянка.
   В 1907 году Переселенческое управление Приморской области перенесло название «Терней» на переселенческий участок, предусмотренный для заселения, а затем  и на селение, расположившееся на нём.
   Заменив название селения находившегося на правом берегу реки - Грингмутовка русским – Морозовка, убрали затем и его, назвав Тернеем с 1938 года  районный центр.
   Нет уже того селения Терней, которое изначально было основано на левом берегу реки, называющейся теперь Серебрянка и находилось справа у устья реки Бея (ныне - Скрытая).
   Но так и не удосужились назвать ни один из населенных пунктов района именем Владимира Клавдиевича Арсеньева.
   Великий исследователь, учёный, писатель и разведчик Владимир Клавдиевич Арсеньев прошёл и описал территорию, входящую ныне в состав Тернейского района в сентябре-октябре 1906 года, в июне-декабре 1907 года, в октябре 1908-январе 1909 года и июле-ноябре 1911 года.
  Этим походам по территории северо-востока Приморья он посвятил практически две книги - «Дерсу Узала» и «В горах Сихотэ-Алиня» и часть книги «По Уссурийскому краю».
   Нет в районе и памятника Арсеньеву, зато в центре на самом видном месте у школы установили памятник Лаперузу, высадившемуся однажды в 1787 году несколько севернее на берегу современной бухты Русской.
   Как нет в районе и исторического музея. В школе районного центра был в свое время небольшой музей, созданный стараниями учителя истории Анны Васильевны Алёшиной, но после строительства нового здания школы так и не возрожденный.
   В других школах района подобных музеев и не было.
   А поэтому практически не знают наши жители историю района.
   Потому в населенных пунктах района сплошь и рядом улицы Партизанские, Комсомольские, Советские, Октябрьские, а в некоторых, как в Пластуне, по две - Нагорных и Набережных…
   Нет в том же Амгу улиц, названных в честь основателей селения братьев Черепановых, Бортниковых, Матвеевых. Но есть Рыбалка, Оленник, Увал и  им подобные названия.
*   *   *
    Осенью этого года исполняется 100 лет со времени 1-го похода В.К. Арсеньева по южной части современного Тернейского района.
       14-15 апреля 2006 года   Председатель Общества изучения Амурского края (ОИАК) профессор Бровко, научный сотрудник Юрий Геннадьевич Ефремов и редактор ОИАК Иван Николаевич Егорчев в ходе поездки по краю посетили  наш район. Проведены рабочие встречи с главой района С.Г. Курчинским, 1-ым заместителем главы района А.Н. Арифулиной, главой Тернейского городского поселения Н.А. Лисовским по организации мероприятий  в честь юбилея первой экспедиции Арсеньева.
    В связи с юбилеями со времени проведения экспедиций под руководством Владимира Клавдиевича и предстоящей 135-ой годовщиной со дня рождения В.К. Арсеньева, которая будет отмечаться 10 сентября 2007 года, Обществом изучения Амурского края готовится к изданию сборник сочинений Владимира Клавдиевича.
   В рамках проведения юбилейных мероприятий, посвящённых Владимиру Клавдиевичу Арсеньеву и учитывая огромный интерес к его работам, мною подготовлена настоящая публикация путевых записок и материалов книг Арсеньева о первой экспедиции 1906 года под его руководством по южной части территории, ныне входящей в Тернейский район с комментариями и указанием старых и новых названий местностей, описываемых Владимиром Клавдиевичем.
*   *   *
   В архиве Русского географического общества – Общества изучения Амурского края хранится отдельный фонд В.К. Арсеньева (фонд 14), который объединяет 441 единицу хранения текстовых документов, охватывающих период с 1888 года по настоящее время, и 550 фотодокументов.

   Среди них – черновики работ, биографические материалы, полевые дневники, экспедиционные схемы и карты, тематические картотеки, фотоснимки и негативы, статистические сведения  по различным темам, выписки из различной литературы, вырезки из газет, письма Арсеньева и адресованные ему, материалы из истории фонда.
  Основная часть этих материалов передана в Общество дочерью Владимира Клавдиевича - Натальей Владимировной Арсеньевой.
   Главная ценность фонда – подлинники экспедиционных записей. Их нельзя назвать дневниками – это больше совокупность текстов по различной тематике, таблиц, планов, рисунков и отдельных документов.
    В фонде имеется 24 тетради записей Арсеньева: экспедиционных метеонаблюдений – 6,
журналов астрономических определений пунктов – 2, собственно полевых дневников –16.
    Учёным советом Общества изучения в целях сохранности подлинников документов Арсеньева принимались решения о публикации их полного текста, с которым могли бы работать исследователи, лишь в самых крайних случаях обращаясь к оригиналам.
   В 2002 году подготовлен к печати и издан полный текст первой тетради (всего их три) экспедиционных дневников В.К. Арсеньева  1906 года («Записки Общества изучения Амурского края», том 36, выпуск 1).
   В выпуске «Записок ОИАК» (том 37, выпуск 1) за 2004 год была закончена публикация путевых записей экспедиции 1906 года (вторая и часть третьей тетради – до л.48).
*   *   *
   Всем интересующимся историей района и неравнодушным к её прошлому предлагаются выписки из путевого дневника экспедиции Арсеньева 1906 года по южной части территории, ныне входящей в Тернейский (ну, почему же не Арсеньевский!) район и главы из книги Владимира Клавдиевича «По Уссурийскому краю», посвящённые этим событиям.
Примечание:
   Жирным шрифтом выделены  мои примечания и пояснения, указаны новые названия местностей, описываемых в записках и в книге.

Выписки из путевого дневника №3 экспедиции Арсеньева 1906 года.
(даются с сохранением орфографии и стиля)
18 Сентября (1 октября – по новому стилю) 1906 г.
«…Наконец мы вышли … на р. Мутухэ (ныне – р. Опричнинка).
…Рано мы пришли на р. Мутухэ (Опричнинка). Здесь было всё благополучно. Люди здоровы и лошади в хорошем сравнительно теле. Сегодня уже некогда было заниматься изследованием   окружающей местности и потому это было отложено до завтра …».
30 Сентября (13 октября) 1906 г.
(Во многих изданиях работ Арсеньева ошибочно указывается 20 сентября  – С.Ш.).
   «Всё ещё стоим на месте и занимаемся изследованием низовьев реки Иодзыхэ (ныне – р. Джигитовка). Я доканчивал работу накопившуюся за последних две недели. Лошадей мыли и лечили. Получая хорошую дачу овса они стали бодрые и весёлые.
… Река Иодзыхэ (Джигитовка) самая большая из всех рек виденных мною на этой стороне Сихота Алиня (Сихотэ-Алиня).
… Северный берег долины крутой нагорный и каменистый, южный весьма пологий с кремне глинистой почвой покрытой осоковой кислой травой. Даже и теперь тут много болот в дождливое же время года они вероятно ещё более сырые и заболоченные. В своём нижнем течении река образует дельту и разветвляется на безчисленное множество больших и малых протоков, образующих целую сеть каналов и ручьёв. Почва наносная илиста(я) весьма плодородная. Река Иодзы-Хе (Иодзыхэ, Джигитовка) получила своё название оттого, что при переправе через неё раньше гибло очень много людей. На всём пройденном пути это (место) считается самым богатым дикими козами. Китайцы говорили мне, что эти животные постоянно держатся в траве по реке около фанз в большом числе. И в самом деле едва я успел отойди от фанзы не более 1 версты как увидел небольшое стадо (7 голов) этих прекрасных животных. Я выстрелил и убил одного самца; при мне была молодая зверовая собака, чтобы натаскивать и приучить её к охоте я взял её с собою. Спущенная с поводка она бросилась вперёд и начала трепать и давить умирающее животное. Коза издала два предсмертных крика и разскрыв широко рот испустила последний дух. Я не мешал собаке, чтобы в будущем приучить её ходить и следить по подраненному зверю.
   Боже мой! Какой эгоист человек? Какое он хищное животное. Как бы процветала фауна и флора, если - бы человека не было! И он ещё осмеливается называть себя царём земли, царём природы. Нет он бич земли – это самый ужасный хищник, беспощадный, свирепый, ужасный. Чем мне чаще приходится бить красного зверя, тем всё более и более я убеждаюсь, что рано или поздно я брошу этот род охоты. Уже смеркалось вдали раздалось ещё несколько выстрелов. Это тоже стреляли коз. Трофеи этой охоты были 3 самца козла. Я воспретил дальнейшую охоту, так как мяса было более чем вдоволь. Вернувшись в фанзу  я взял с собой двух казаков и отправился с ними за козой. Наскоро освежевав зверя мы в самые сумерки вернулись на бивак.
… Что касается до растительности, то такой богатой, сильной и рослой я ещё никогда не видывал. Полынь и камыш достигают местами размера до 5 аршин (до 3,6 метра),
а конопля до 1 ½ сажень (3,2 метра).
1-го (14) Октября 1906.
   «Погода стоит удивительно хорошая, тёплая, отличная. Подпрапорщик Мерзляков пошёл на охоту и вместе с тем на работу в низовья реки Иодзыхэ (Джигитовки).
   Слово Иодзыхэ – есть искажённое слово Ио(дчи) – хэ. Такое название река получила потому что внизу на месте переправы, где китайцы перепрывали (описка автора: следует читать «переплывали») реку вместе с ко(нями) их очень много тонуло.
   Слово Иодчи – означает водоворот. Впоследствии это слово подвергалось искажению и переделано было на Иодзы.
 … Я останавливаю людей от безцельного избиения животных. На реке Иодзыхэ (Джигитовка) много фазанов.
   Сегодня вернулись двое моих посланных на почту в Ольгу за корреспонденцией. Они принесли много писем и телеграмм только частного характера. Ответа на разрешение мне продлить командировку – нет. Молчание Штаба Округа меня очень смущает. Приходится ограничиться данным ранее сроком и торопиться на Иман (р. Большая Уссурка, город Дальнереченск – в 1906 году станция Иман).
   Сегодня я закончил все запущенные работы и дал себе маленький отдых. Лошади стали оправляться и отдыхать».
2 (15) Октября 1906.
   «Непременно надо закончить запущенную чертёжную и письменную работу накопившуюся за эти дни начиная с Мутухэ (Опричнинки).
надо тщательно заснять всю долину реки Иодзыхэ (Джигитовки). В силу этого обстоятельства мы решили ещё простоять четвёртый день на одном месте в фанзе старшины. Сегодня Мерзляков опять пошёл на съёмки, а я занялся прежней работой. Почти ежедневно после обеда я беру ружьё собаку и отправляюсь на охоту для пополнения коллекций по орнитологии. Встречаются утки, которых я уже имею и потому я их не стреляю, хотя каждый раз охотничья страсть и разжигает сердце, так и подмывает сделать два выстрела по летящим уткам. Ради собаки я хожу по фазанам и дрессирую её. Сегодня я пошёл на низ по реке Иодзыхэ (Джигитовка). Китаец проводник шёл со мной. Это очень симпатичный добрый и приветливый человек. Он очень внимателен ко мне и всячески старается услужить. Он и этот раз накупил яблок и угощал меня. Напрасно я давал ему деньги – он категорически отказывался от них. Очень поздно вернулся Мерзляков с работ, а я долго сидел и работал при свече. Сегодня ребята убили двух коз, а проводник гольд огромного кабана. Раненое животное отойдя легло на свои же следы мордой. При приближении охотника зверь бросился на него, но был положен пулей в голову. Вообще к раненному кабану подходить очень опасно. Голова кабана с огромными клыками была препарирована, а мясо отдано китайцам, потому что мясо старых секачей – невкусно и пахнет сильно псиной. Вечером долго проводник нам разсказывал приключения из своей охотничьей жизни, а мы слушали его с увлечением до поздней долгой ночи, варили чаёк на угольках. Вечер был особенно оживлённый».
3 (16) Сентября 1906 г. (Описка автора: следует читать «Октября»)
   «Сегодня мы тронулись дальше (по реке Иодзыхэ (Джигитовка)). Китаец проводник буду его называть Молод(ой) охотник  … шёл впереди и указывал дорогу. Мне всё казалось, что он нас не туда ведёт. По пути китайцы прекращали свои работы и долго неподвижно стоя провожали нас глазами. Я шёл со съёмкой.
   На половине пути целая семья китайцев: женщины и дети вышли навстречу и приветливо сами вступили   со мной в разговор. Я удивился обыкновенно у китайцев женщины ведут довольно замкнутый образ жизни и дичатся прохожих особенно русских, а тем паче их никогда почти не заставишь отвечать на задаваемые вопросы.
   Река Иодзыхэ (Джигитовка) кроме своего постоянного русла имеет ещё и несколько сухих широких каменистых протоков и узких с водою. Между протоками множество канав, промоин и ям сильно заросших высокой травой и камышом. Видно что вода во время половодья … во время дождей … выходит из берегов. Вследствие множества запасных путей, долина реки Иодзыхэ (Джигитовки) мало и редко затопляется водою. Перейдя реку по мосткам я занимался с собакой – она не хотела подать убитаго кулика – отстал от отряда и стал догонять его. Подойдя к одной фанзе я был испуган неожиданно вылетевшим с шумом из под самых моих ног целым стадом фазанов. Китайцы этой фанзы держали себя дерзко вызывающе и не хотели отвечать на мои вопросы. Я скоро розыскал своих. Перед вечером я отправился на работу делать съёмку увалов. Здесь совершенн(о) неожиданно я увидел старинное земляное укрепление в виде люнета (люнет – открытое с одной стороны укрепление). И здесь (на вершине сопки у слияния рек Куналейка и Джигитовка – С.Ш.) оно построено почти на пути идущего на  Сан - Хо - Бэ (р. Серебрянка). И здесь Край этот в своё время жил – Как грустно, что всё это навсегда кануло в вечность.
   Когда я вернулся пошёл уже дождь. Недалеко от фанзы в протоках много рыбы кэты, которая с шумом носится по мели с места на место. Ребята настреляли несколько штук, но кажется я один только ею и полакомился – Остальные не ели – рыба приелась. Дождь стал падать сильнее и под шум его я заснул крепче. Ночью Дерсу вставал разводил огонь и кажется варил себе чай».
   4-го Октября 1906 г.
   «Продолжали работы в Колонизационном отношении по р. Иодзыхэ (Джигитовка).
… Мы с Мерзляковым решили продолжить работы, разделившись на две партии. Он пойдёт по р. Иодзыхэ (Джигитовка), а я по реке Синанче (Черёмуховой) впереди дня на два пути кверху. На реку Сан-Хо-Бэ с письмом к … Пальчевскому я решил послать двух людей, которые и должны доставить мне сведения к шхуне для отправки лишних людей в(о) Владивосток».
  6 октября 1906 г.
   «Сегодня я опять отправился на работу в узкое место долины р. Иодзыхэ (Джигитовка).
 …Долина р. Иодзыхэ (Джигитовка) … состоит из двух рек: правой – Синанчи (Черёмуховая) … и самой Иодзыхэ (Джигитовка). Первая тянется вёрст на 100, вторая вёрст на 125 (в действительности длина той же Джигитовки равняется 72 км, Черёмуховой – 45 км).
мы не могли проникнуть далеко на конях среди утёсов, скал и камней, валежника и бурелома при полном бездорожьи. Лошади двигались очень медленно. В два дня удалось пройти только лишь 27 вёрст.
поэтому я решил до верховий этих рек не доходить, а ограничиться лишь съёмками их низовьев и общим обзором с наиболее высоких открытых гор. К тому - же и время близилось к зиме. Срок конца экспедиции быстро приближался …»
   Следовательно,  исходя из путевых записок, Арсеньев прошёл от устья реки Дунгоу (Куналейка) 27 вёрст или около 29 километров вверх по реке Синанча (Черёмуховая), что соответствует на местности расстоянию до устья ключа называющегося – Кедровая Падь (в 10 км ниже современного посёлка Черемшаны Дальнегорского района).
   Мерзляков в свою очередь, пройдя то же расстояние по Иодзыхе (Джигитовке) мог дойти лишь до устья Козлиного Ключа – правого притока реки Иодзыхе (Джигитовка).
   В планы экспедиции не входил переход через Сихотэ-Алинь в этом месте.
   Если допустить, что 4 и 5-го октября, как планировал Арсеньев, они с Мерзляковым поднимались вверх по Синанче (Черёмуховой) и Иодзыхэ (Джигитовка) соответственно, то к устью реки Дунгоу (Куналейка) они должны были возвратиться около 7 октября 1906 года.
17 (30) Октября 1906 г.
   В дате переправлено слово «сентября» на «октября».
   В правом верхнем углу листа 45  фиолетовым карандашом поверх текста написано слово «Санхобе».
   «… я продолжал вести съёмки пути … старался осматривать пройденный путь… Путь наш лежит всё время вверх по реке Сан Хо – Бэ  (Серебрянка), сначала шли лесом, но скоро вышли к реке. На пути (с) правой стороны я увидел китайскую кумирню увешанную громадным количеством краснаго тряпья, и тут-же … обвал горы подмытый рекою.
…Отсюда  начался горелый лес уже успевший зарости новыми молодыми деревьями. Перешли реку. Казаки скучали и ждали меня. Дело в том, что здесь тропы разделяются, как разделяется река. Одна тропа идёт вверх по большому правому притоку, а левая идёт на Сихота Алинь (Сихотэ – Алинь). На пути нам попалось (над строкой вписано слово «в лесу») маленькое озерко очень живописно обставленное большими камнями, на которых … приютились … жиденькие деревья.
18 (31) октября 1906 года.
в 2 часа ночи    Мурзин встал и заявил, что дождь начинает накрапывать. Хорошо, что с вечера мы поверх сухой травы натянули ещё полотнищ(е) палатки, поджимая ноги я проспал всё - же благополучно до утра. Чем дальше мы продвигались от моря в горы тем зверей мы встречали всё меньше и меньше, только рябчики одни с шумом подымаются из травы и отлетев немного садятся на ветку дерева и испуганно озираются во все стороны. Этой птицы здесь много, зато фазанов вообще на р. Сан Хо – Бэ (Серебрянка) очень мало…».
   После этого в тетради №3 путевых записей экспедиции 1906 года идут записи других лет.
   Восстановим далее с помощью книги Владимира Клавдиевича недостающую часть записей, которые, как я уже отмечал выше, Арсеньев в пути вёл нерегулярно.
   Необходимо заметить, что хронология событий в книге в сравнении с   реальными датами Арсеньевым не выдержана. Поэтому  даты будут указаны мною, лишь в том случае, если они близки к датам, указанным в путевых записках Владимира Клавдиевича.
  Выписки из книги В.К. Арсеньева
 «По Уссурийскому краю». Тула. Издательство «Пересвет 2», 1994, с. 182-263.
   «… 28 (августа 1906 года по старому стилю) вновь выступили в поход.
   Я с Дерсу и четырьмя казаками пошли вверх по Тетюхе (р. Рудная), Г. Гранатман отправился на реку Иодзыхе (р. Джигитовка), а А.И. Мерзлякову было поручено произвести обследование побережья моря до залива (правильно – бухта) Джигит».
   19 сентября Арсеньев, как следует из его повествования, посвятил осмотру местности прилегающей к реке Мутухе (Опричнинка) и охоте на медведя.
   20 сентября (2 октября по н.с.) 1906 года экспедиция продолжила путь к северу:
 «Закусив немного, мы собрали свои котомки и тронулись в путь. Около моря я нашёл место бивака Н.А. Пальчевского. Из письма, оставленного мне в бутылке, привязанной к палке, я узнал, что он здесь работал несколько дней назад и затем отправился на север, конечным пунктом наметив себе бухту Терней.
   Река Мутухе (Опричнинка) … течёт вдоль моря по тектонической долине и принимает в себя, не считая мелких горных ручьёв, три притока с правой стороны.
… я окрестил их по-русски. Первую … Оленьей (ныне река носит несколько странное название – река Первый Ключ), вторую – Медвежьей (р. Второй Ключ), третью – Зверовой (р. Третий Ключ, слева от дороги теперь здесь находится пасека).
   Там, где долина Оленьей (Первый Ключ) реки сходится с долиной реки Медвежьей (Второй Ключ), на конце увала, приютилась маленькая фанза (теперь здесь огороды жителей села Каменка Дальнегорского района). Окинув её взором, Дерсу сказал, что здесь живут корейцы, четыре человека, что они занимаются ловлей соболей и недавно ушли на охоту, на всю зиму.

… От корейской фанзы вверх по Мутухэ (Опричнинка) идёт тропа. Она долгое время придерживается правого берега реки и только в верховьях переходит на другую сторону (в принципе также проложена и современная автодорога по долине реки Опричнинка).
… В верховьях реки небольшими рощицами встречается … тис (рощицы тиса сохранились до наших дней). Этот представитель реликтовой флоры нигде в крае не растёт сплошными лесонасаждениями; несмотря на возраст в 300-400 лет, он не достигает больших размеров и очень скоро становится дуплистым.
 … Пройдя по реке километров пять, мы повернули на восток к морю.
… поднялись наверх … Из-за гор, с правой стороны Мутухе (Опричнинка), большими клубами поднимался белый дым … пал уже успел охватить большое пространство … мы пошли к морю и, когда достигли береговых обрывов, повернули влево, обходя овраги и высокие мысы (район прилегающий к отметке 660,6 метра гора Каменистая, южнее мыса Грозный).
…Вдруг какие-то странные звуки, похожие на хриплый и протяжный лай, донесло до нас ветром снизу. Я тихонько подошёл к краю обрыва …
   Множество сивучей (пёстрая нерпа или ларга) больших и малых, лежало на берегу моря.
…к лежбищу ни с какой стороны подойти было нельзя. Справа и слева оно замыкалось выдававшимися в море уступами, а со стороны суши были отвесные обрывы метров пятьдесят высотой.
…Идти по вершине хребта всегда легче, чем косогором, потому что выдающиеся вершины можно обходить по горизонталям.
   Когда мы вышли опять на тропу, ночь уже спустилась на землю.
   Нам предстояло теперь подняться на высокую гору и оттуда спуститься в седловину.
 … Мы спустились в долину и, как только нашли воду, тот час же остановились среди дубового редколесья».
   Речь идёт о долине безымянного ключа севернее мыса Грозный (крайняя южная точка  Тернейского района).
 21 сентября (3 октября) 1906 года.
«…Восход солнца застал нас в дороге. После спуска с перевала тропа некоторое время шла по береговому валу, сложенному из окатанной гальки, имея, справа море, а слева – болото. Вал этот и болото свидетельствовали о том, что здесь раньше была лагуна.
   На другом склоне вала лежали огромные валуны из гнейса. Никакое волнение не могло забросить их так высоко. Появление их на намывной полосе прибоя надо приписать действию льдов, которые в зимнее время нагоняются сюда ветрами и «припахивают» берег. Кроме валунов здесь было также много китовых костей; лопатки, рёбра, позвонки и части черепа. Вероятно, волнением прибило к берегу целый труп животного. Звери и птицы позаботились убрать всё, что можно; остались одни кости».
  Современное название перевала – Китовое ребро. Он получил своё название после строительства дороги в 70-х годах 20 века по названию прилегающей бухты. Причины же  названия самой бухты, я думаю, понятны из текста Арсеньева.
   По рассказам местных жителей ещё и в 40-х годах 20 века они использовали позвонки китов вместо стульчиков во время дойки коров.
  Берега её сложены в виде вала из крупной окатанной гальки и валунов. Слева – болото, по которому в море вытекает речка Болотистая.
«Отдохнув немного, мы пошли дальше. Через час пути тропа привела нас к озёрам. Их было три: Малое, Среднее и Долгое. Последнее было километра три длиной».
Арсеньев прошёл от устья речки Болотная, минуя мыс Елагина, и вышел к озерам. Современные названия озёр – Круглое, Мраморное и Духовское. Последнее озеро действительно 3 километра длиной, промерил сам, проехав на машине по льду озера.
   «С западной стороны в него (озеро Долгое, нынеДуховское) впадает Сеохобе (река  первого снега) (Кедровка), названная на морских картах Ядихой.
   Местность между озёрами сильно заболочена. Только вал из песка и гальки отделяет их от моря. Здесь мы видим опять исчезнувшую бухту. Когда-то залив был много длиннее и загибался на север.
   Около болот тропа разделилась. Одна пошла влево, к горам, а другая – по намывной полосе прибоя. Эта последняя привела нас к небольшой, но глубокой протоке, которой озеро Долгое (Духовское) сообщается с морем».
   Местность у озера Круглого, у Арсеньева – озеро Малое, несколько заболочена с юго-западной стороны, где в него впадают совсем небольшие ручейки. В большую воду и шторм, вал между озером и морем размывается, и оно сообщается с морскими водами. С северо-восточной стороны на берегу озера летом отдыхают и купаются жители Пластуна и близлежащих населённых пунктов.
  С северо-западной стороны озера Мраморное (ранее – Среднее) пойма у устья реки Кедровка (Сеохобе) была несколько заболочена, теперь в этом месте полотно дороги Рудная Пристань – Терней и 2 моста: 1 через реку Кедровка, второй - через её рукав.
   На берегу озера Мраморное находится туристическая база, место отдыха, как приезжающих со всего Дальнего Востока, так и  жителей из Пластуна и Тернея.
    На возвышенности с западной стороны у озера Долгое (Духовское) с весны 1909 года находилось, основанное старообрядцами село, названное ими Духово, в часть праздника Святого Духа, который в тот год приходилось на 18 мая. Аналогичное название закрепилось и за озером.
 «Нечего делать, пришлось остановиться здесь, благо в дровах не было недостатка. Море выбросило на берег много плавника, а солнце и ветер позаботились его просушить. Одно только было нехорошо: в лагуне вода имела солоноватый вкус и неприятный запах.
…Бивак наш был не из числа удачных: холодный резкий ветер всю ночь дул с запада по долине, как в трубу. Пришлось спрятаться за вал к морю. В палатке было дымно, а снаружи холодно.
   После ужина все поспешили лечь спать, но я не мог уснуть – всё прислушивался к шуму прибоя и думал о судьбе, забросившей меня на берег Великого океана».
   Не самое удачное решение, расположиться на открытом месте, продуваемом ветрами даже в хорошую погоду, где к тому же не было хорошей пресной воды.
   Место, где море соединяется с водой вытекающей из озёр Мраморное и Духовское и река Кедровка, довольно глубокое, с  сильным течением.
   22 сентября (5 октября) 1906 года.
   «20 сентября (фактически, исходя из хронологии событий – 22 сентября) погода весь день стояла тёплая и сухая. Я решил заняться обследованием Сеохобе (Кедровки). Сперва нам надлежало переправиться через озеро. При отсутствии лодок сделать это было нелегко. Надо было или вязать плоты, или попытаться перейти вброд. Опыт вышел удачным. Озеро оказалось мелким: самые глубокие места едва достигали 6 метров. Мели были извилистые. Мы всё время шли ощупью по пояс в воде. По мере приближения к реке вода заметно становилась холоднее.
   Как только мы вышли на берег, сразу попали на тропу.
   Река Сеохобе (Кедровка) длиной 22 км. Истоки её приходятся против среднего течения Синанцы (р. Черёмуховая, точнее – против истоков правого её притока реки Шептун, в районе, прилегающем к горе Шептун, 886,2 м.)…
   Она, собственно говоря, состоит из двух речек (левая -  Оленья и правая - собственно Кедровка и впадающие слева непосредственно в неё – Малая Оленья и Большая Оленья) одинаковой величины, сливающихся вместе в 5 км от устья.
   Немного ниже Сеохобе (Кедровка) принимает в себя справа ещё один небольшой приток (ключ Светлый).
   Тут ходили изюбры целыми стадами. Рёв уже кончился: самцы отабунили около себя самок; вскоре олени должны были разойтись поодиночке.
   … с каждым днём птиц становится всё меньше и меньше. За эти дни я заметил только уссурийскую длиннохвостую неясыть …; уссурийского белоспинного дятла …; клинохвостого сорокопута …; зелёного конька … и черноголовых овсянок …
   Тропа, по которой мы шли, привела нас к лудёве длиной 24 км с 74 действующими ямами. Большего хищничества, чем здесь, я никогда нигде не видел. Рядом с фанзой стоял на сваях сарай, целиком набитый оленьими жилами, связанными в пачки. Судя по весу такой пачки, тут было собрано жил … около 700 кг.
   Китайцы рассказывали, что оленьи сухожилия раза два в год отправляют во Владивосток, а оттуда в Чифу.
   На стенах фанзочки сушилось около сотни шкурок сивучей. Все они принадлежали молодняку.
… У себя на родине китайцы уничтожили всех трепангов, крабов, моллюсков и всю морскую капусту. Богатый зверем и лесами Приамурский край ожидает та же участь, если своевременно не будут приняты меры по борьбе с хищничеством.
   Около моря, в полукилометре от озера, есть ещё одна небольшая лудёва … длиной 3 километра, и имеет 7 ям».
  23 сентября (6 октября) 1906 года.
   «В озеро Долгое (Духовское) с севера впадает маленькая безымянная речка, протекающая по болотистой долине. Здесь тропа становится  весьма мокрой и вязкой. Местами при ходьбе ощущаются колебания почвы. Вероятно, в дождливое время путь этот труднопроходим».
   С севера в озеро Духовское впадает безымянная речушка, образующаяся из слияния трёх ручьёв: Первый Распадок (такое вот несколько странное название), Второй Распадок и ручей Третий Распадок. По последнему ручью  Арсеньев перешёл, перевалив небольшой хребет (современное название Корейский перевал) в долину реки, ныне называющейся Филаретовка, в районе которой теперь находятся дачи жителей Пластуна.
     Берега озера непосредственно около устья речушки заболочены, почва качается под ногами. Здесь есть небольшое количество кустиков клюквы и голубицы.
  «После перевала (высотой 150 м) (фактически высота Корейского перевала в самой высокой точке, через которую проходит современная дорога - 154,8 м) тропа придерживается левого берега маленькой речонки (ныне – речка Филаретовка), впадающей в Тхетибе (река Пластунка). Эта последняя (Филаретовка) длиной 5 км и не менее болотиста, чем безымянная (впадающая в озеро Духово).
   Положение этих двух долин, параллельных берегу моря, определяет направление невысокого прибрежного горного хребта, отмытого вдоль оси своего простирания и состоящего из кварцитов и ещё какой-то кремнистой породы.
   Днём (23 сентября по старому стилю) на тропе Дерсу нашёл человеческие следы.
… Мы посоветовались и решили оставить тропу… Взобравшись на первую попавшуюся сопку, мы стали осматриваться.
   Впереди, в километрах в четырёх от нас, виднелся залив Пластун (правильнее – бухта Пластун), влево высокий горный хребет, за которым, вероятно, должна быть Синанца (Черёмуховая, а точнее её правый приток – р. Шептун), сзади озеро Долгое (Духовское), справа – цепь размытых холмов, за ними – море (Японское море).
   … Через час пути мы дошли до опушки леса. Здесь Дерсу велел нам ожидать его возвращения, а сам пошёл на разведку.
  Тхетибе (Пластунка) представляет собой небольшую горную речку, протекающую по широкой и заболоченной долинке, поросшей ивой, ольхой и белой берёзой.
    Приближались сумерки.
 …Прошёл час, другой, а Дерсу не возвращался. Я начал беспокоиться.
   Вдруг где-то далеко послышался крик, затем раздались четыре выстрела, опять крик и ещё один выстрел.
… Минут через 20 гольд возвратился. Вид его был крайне встревоженный. Насколько возможно, он спешно рассказал, что с ним случилось.
   Идя по следам 4-х человек, он дошёл до залива (правильно - бухты) Пластун и здесь увидел палатку. В ней было около двадцати человек вооружённых китайцев. Убедившись, что это хунхузы, он пополз по кустам обратно, но в это  время его учуяла собака и подняла лай. Три китайца схватили ружья и бросились за ним в погоню. Убегая, Дерсу попал в зыбучее место. Хунхузы закричали, чтобы он остановился, и затем стали стрелять. Выйдя на сухое место, Дерсу прицелился с колена в одного из разбойников и выстрелил. Он хорошо видел, что китаец упал. Двое других остались около раненого, а он побежал дальше. Чтобы сбить хунхузов с толку, Дерсу на глазах у них нарочно направился в сторону, противоположную той, где мы притаились, а затем кружным путём вернулся обратно.
… Мы тихонько двинулись вперёд, стараясь не шуметь…
   Часов в девять вечера мы достигли реки Иодзыхе (Джигитовка), но не пошли в фанзы, а остались ночевать под открытым небом. Ночью я сильно зяб, кутался в палатку, но сырость проникала всюду. Никто не смыкал глаз. С нетерпением мы ждали рассвета (24 сентября по старому стилю), но время, как назло тянулось бесконечно долго».
 «Шайка (хунхузов), на которую мы наткнулись, приехала в залив (бухту) Пластун на лодках с намерением заняться грабежом шаланд, заходящих сюда во время непогоды.
 
  Далее в книге даты событий полностью не соответствуют датам, указанным в путевых записках Арсеньева. Поэтому попытаемся   восстановить хронику событий, сопоставляя их по книге и  запискам.
      Как напишет Владимир Клавдиевич 30 сентября 1906 года в дневнике:
 «Всё ещё стоим на месте и занимаемся изследованием низовьев реки Иодзыхэ (р. Джигитовка). Я доканчивал работу  накопившуюся за последних две недели» (по тексту документа).
   В книге события о пребывании на берегах реки Иодзыхе (Джигитовка) с 24 по 29 сентября 1906 года включительно, равно как и в путевых записках с 19 по 29 сентября, не описаны.
   Более того, в книге Арсеньев сразу же переходит к описанию перехода от реки Иодзыхе (Джигитовка) к Санхобэ (Серебрянка).
     Путевые записки Арсеньева прерываются 6 (19) октября 1906 года, описанием осмотра на 27 вёрст рек Синанча (Черёмуховая) и Иодзыхе (Джигитовка).
   После чего Арсеньев пошёл к Санхобе (Серебрянка).
   Продолжим путь вместе с Владимиром Клавдиевичем, придерживаясь материалов его книги и не принимая в расчёт дат, указанных в ней, поскольку как я отметил выше, они не соответствуют реальности.
   Даты проставлены мною, исходя из описания пути отряда Арсеньева на Санхобе
(р. Серебрянка).
 …В полдень (7 октября по старому стилю) мы встали, напились чаю и затем пошли вверх по долине реки Донгоу (Куналейка), что по-китайски означает «Восточная падь».
   Горы на левой стороне её крутые, на правой - пологие и состоят из полевошпатового порфира. Около устья, у подножия речных террас, можно наблюдать выходы мелкозернистого гранита, который в обнажениях превращается в дресвяник. Тропа идёт сначала с правой стороны реки, потом около скалы Янтун-лаза (скала в районе устья ключа Ханова – правого притока реки Куналейка) переходит на левый берег и отсюда взбирается на перевал высотой 160 метров. 
   Растительность в долине Донгоу (Куналейка) довольно скудная. Редколесье из дуба и чёрной берёзы, лиственницы и липы дровяного и поделочного характера нельзя назвать лесом. Молодняка нигде нет, он систематически, два раза в год, уничтожается палами. Склоны гор, обращённые к югу, поросли кустарниками, главным образом таволгой, калиной, леспедецей. Всё остальное пространство – луговое и заболоченное. Ширина реки – 4-5 метров, она порожиста и мелководна. Некоторые пороги очень красивы и имеют вид небольших водопадов.
    Во вторую половину дня (7 октября) нам удалось пройти только до перевала (современный перевал дороги  «Голубичный» на участке автотрассы  Пластун – Терней). Заметив, что вода в речке начинает иссякать, мы отошли немного в сторону и стали биваком недалеко от водораздела».
   Арсеньев описывает район у ключа Зюбриный   левого истока реки Куналейка.
   Необходимо отметить, что эта река начинается после слияния двух ключей: левого - Зюбриный и правого ключа Перевальный.
   Верхний мостик дороги находится на ключе Зюбриный, а не на реке Куналейке, как это ошибочно указано на  дорожном указателе.
    8(21) октября 1906 года.
  «Когда … я поднялся, солнце было уже высоко. Напившись чаю, мы взяли свои котомки и пошли к перевалу. Здесь тропа долгое время идёт по хребту, огибая его вершину, то с одной, то с другой стороны. Поэтому кажется, что она то поднимается, то опускается и как будто пресекает несколько горных отрогов.
   Поднявшись на перевал (240 м), я увидел довольно интересную картину. Слева от нас высилась высокая гора Хунтами (гора в виде большой буддийской пагоды – Хун – та – ми, современное название – Верблюд), имеющая вид усечённого конуса. Она входит в хребет (современное название – хребет Дальний), отделяющий бассейн Санхобе (Серебрянка) от Иодзыхе (Джигитовка). Со стороны моря Хунтами кажется двугорбой. Вероятно, вследствие этого на морских картах она и названа Верблюдом».
  В реальности высота перевала 233,8 м. Следует иметь в виду, что во времена Арсеньева метод определения высот с помощью анероида был несовершенен. 
  Вершина  горы Верблюд в реальности  состоит из маленьких бугорков расположенных на одном уровне, с западной стороны сохранился большой скальный выступ, наиболее правильно её рельеф смотрится со стороны реки Куналейка и урочища Камчатка.
  С юго-восточной стороны с моря гора Верблюд (1148 м) и рядом расположенная гора Острая (1140 м) практически сливаются и видны как два горба верблюда.
  Со стороны же реки Голубичной и с восточной стороны (если смотреть от берега моря) все неровности на ней сливаются в одну плоскость, и вершина горы Верблюд смотрится в виде ровной линии, хотя в действительности таковой не является.  
   С вершины горы Верблюд открывается прекрасный вид на озёра Голубичное и Благодати.
  Отрог гор между озёрами смотрится как тело дракона, голова которого лежит у озера Голубичного, а хвост у озера Благодати.
  От современной автодороги до вершины горы Верблюд 4 с половиной часа ходьбы. Обратный путь занимает чуть меньше времени – около 3 с половиной часов. Восточный склон горы очень и очень крутой и рассекается ручьями, дающими начало реке Голубичная.

   С берегов озера Благодати получаются прекрасные снимки горы Верблюд, особенно в конце сентября, когда воздух чист и природа раскрасила деревья и кустарники в чудесные краски.
  «К востоку от нас высились горы, поросшие редким лесом, а впереди расстилалась большая болотистая низина (современное название – урочище Сенокосное), покрытая из - желта – бурой травой.
   С перевала тропа шла вниз по маленькому ключику и скоро пересекла горную речку Мулумбе (по – орочски Мули) (на старых картах – Большая Хунтами, современное название -  река Голубичная), впадающую в озеро Хунтами» (Голубичное).
   Вот уж любим мы повторяться. Если Голубичное, так всё и перевал и река и озеро.
Ну, почему было не назвать что-то из перечисленного по именам участников экспедиции Арсеньева!?
   «Китайцы название это толкуют по - своему и производят его от слова «му – лу», что значит «самка изюбра».
   Несомненно, и тут мы имеем дело со старой лагуной, процесс высыхания которой далеко ещё не закончен. Всему виной торфяники, прикрывшие её сверху и образовавшие болото.
   Около моря сохранилась ещё открытая вода. Это озеро Благодати (многие сегодня ошибочно называют его Благодатное) … Вероятно тут было самое глубокое место бухты.
   Мелкие ручьи, сбегающие с гор, текут по узким оврагам и питают болото водой. Между ними образовались небольшие рёлки (полянки), покрытые ольхой, берёзой, липой, а где посуше – дубовым редколесьем. Тропа идёт через эти овраги, но затем круто поворачивает к болоту».
    Болото, прилегающее с западной стороны к озеру Голубичному – зыбучее. Здесь и сегодня большие стада коз, изюбрей.
    1 сентября 2001 года, возвращаясь от кордона у бухты Голубичная по северо-восточной стороне озера, с которой в него впадают небольшие ручейки, я увидел впереди большое стадо изюбрей на водопое у озера. Справа боковым зрением успел заметить тигра на прыжках уходящего в сторону озера Благодати. Он был так красив. Изюбри, испугавшись меня, кинулись бежать в ту же сторону.
  А вот птиц на озере (в отличие от озера Благодати) практически не было, за исключением одинокой крачки.  
 «Расстояние от Мулумбе (р. Голубичная) до Каимбе (ключ Сухой) не более 6 километров, но на этот переход мы употребили почти целый день: болото оказалось зыбучим. Мы пробовали идти стороной, около тропы, но это оказалось ещё хуже. Наконец перед сумерками болото было пройдено. Впереди, около Каимбе, виднелась какая-то фанза; к ней мы направили свои стопы».
   В 1908 году Переселенческим управлением здесь было отведено место под   участок для заселения, на котором к маю 1915 года проживали 23 жителя в селении Коямбэ Ключевской волости. В советское время населённый пункт назывался Некрасовка.
    «Река Каимбе (по – орочски Кая) на картах значится Каембэ (р. Сухой). Она такой же величины, как и Мулумбе (Голубичная), только впадает непосредственно в море (река Голубичная также впадает в море, а с левой стороны в неё втекает ручей из озера Голубичное, начинающийся у избушки кордона заповедника).
  С левой стороны её тянется длинная и высокая терраса, уже разрушенная временем. Терраса эта является древним берегом лагуны и имеет наклон к озеру и обрывистые края к морю.
   В фанзе жили два китайца. Ни огородов, ни пашен вокруг неё не было видно. Однако зоркий глаз Дерсу усмотрел поперечную пил, топоры с длинными ручками, кузовки, плетённые из лыка, и длинные каны, не соответствующие числу обитателей фанзы. Оказалось, сто китайцы занимаются сбором древесных грибов и лишайников с камней. Первые относятся к семейству дрожалковых грибов и собираются исключительно с дуба
(речь идёт о чёрных древесных ушках (иудино ухо), относящихся к порядку аурикуляриевых (ушковых)). Они своеобразно ароматны и содержат в себе много воды (98%). Для культуры их китайцы валят на землю множество дубовых деревьев. Когда дуб начинает гнить, на нём появляются грибы …
   Их собирают и сушат, сначала на солнце, а потом в фанзе на сильно нагретых канах.
  Лишайники тёмно – оливково – зелёные (называемые китайцами «шихой-пи», то есть каменная кожа) в сухом состоянии становятся чёрными. Их собирают   с известковых и сланцевых скал и отправляют во Владивосток в плетёных корзинах как гастрономическое лакомство.
   Нельзя не удивляться предприимчивости китайцев.
… Всюду они умеют находить источник обогащения. Вопрос труда отходит у них на второй план, лишь бы источник этот был неиссякаемый.
   Мы так устали за день, что не пошли дальше и остались здесь ночевать.
   Внутри фанзы было чисто, опрятно. Гостеприимные китайцы уступили нам свои места на канах и вообще старались всячески услужить. На улице было темно и холодно (всё-таки 8 (21) октября!), со стороны моря доносился шум прибоя, а в фанзе было уютно и тепло …
   Вечером китайцы угостили нас «каменной кожей». Тёмно-бурые слизлые лишайники были безвкусны, хрустели на зубах, как вязига (сухожилье из красной рыбы, связки, лежащие вдоль хребта), и могли удовлетворить разве только гастрономический вкус китайцев.
  По их словам, до Санхобе (р. Серебрянка) остался только один переход. Желая дойти туда засветло, мы выступили на другой день  очень рано.
  9 (22) октября 1906 года.
   «От грибной фанзы тропа идёт торами (тор – торёная дорога) вдоль берега моря и в пути пересекает 5 горных отрогов, слагающихся из кварцевого порфира и поросших редколесьем из дуба, липы и чёрной берёзы.
   Эта тропа считается тяжёлой как для лошадей, так и для пешеходов.
   По пятому, последнему распадку она поворачивает на запад и идёт вверх до перевала (современный перевал дороги - Малиновый), высота которого равна 350 метров. Подъём со стороны моря крутой, а спуск к Санхобе (р. Серебрянка) пологий.
   За перевалом (пер. Малиновый) картина меняется. Вместо порфиров появляются граниты, и на смену лиственному редколесью выступает хвойно-смешанный лес отличного качества. Маленькая речка (безымянный ключ, текущий на север и впадающий в реку Вилка) по которой проложена тропа, привела нас на Сяненгоу (сян – ян – гоу – долина, обращённая к солнцу, ныне – река Вилка), впадающую в Санхобе (р. Серебрянка) недалеко от моря.
   Когда-то здесь была лесная концессия Гляссера и Хроманского. Предприятие это, как и все скороспелые русские предприятия, обречено было на гибель. Срублено деревьев было много, а вывезено мало. Большинство их брошено в тайге, зато какой горючий материал для лесных пожаров остался на месте!
   Китайцы в грибной фанзе сказали правду. Только к вечеру, мы дошли до Санхобе
(р. Серебрянка).
   Тропа привела нас прямо к китайскому посёлку. В одной фанзе горел огонь. Сквозь тонкую бумагу в окне я услышал голос Н.А. Пальчевского и увидел его профиль. В такой поздний час он меня не ожидал.
… Г. Гранатман и А.И. Мерзляков находились в соседней фанзе. Узнав о нашем приходе, они тотчас прибежали. Начались обоюдные расспросы. Я рассказывал им, что случилось с нами в дороге, а они мне говорили о том, как работали на Санхобе (р. Серебрянка).
   Как ни интересен был наш разговор, но усталость взяла своё. Н.А. Пальчевский заметил это и стал устраивать мне постель. Я лёг на кан и тот час уснул».
   Итак, переход от устья реки Джигитовка (Иодзыхе) до реки Серебрянка (Санхобе) занял у Арсеньева  3 дня с 7(20) по 9 (22) октября 1906 года.
      «Весь следующий день (вероятно 10 октября, хотя, исходя из реальных событий, у Арсеньева не было времени на дневные беседы) мы провели в беседе. Река Санхобе (Серебрянка) являлась крайним пунктом нашего путешествия по берегу моря. Отсюда нам надо было идти к Сихотэ-Алиню и далее на Иман (р. Большая Уссурка).
   На совете было решено оставаться на Санхобе столько времени, сколько потребуется для того, чтобы подкрепить силы и снарядиться для зимнего похода.
   Ввиду приближения зимнего времени довольствие лошадей сделалось весьма затруднительным. Поэтому я распорядился всех коней с А.И. Мерзляковым и с частью команды отправить назад, к заливу Ольги.
   Вследствие полного замирания растительности Н.А. Пальчевский тоже пожелал возвратиться во Владивосток. Для этого он решил воспользоваться шхуной Гляссера, которая должна была уйти через двое суток.
   Таким образом, для зимнего похода через Сихотэ-Алинь оставались только я, Г. Гранатман, Дерсу, двое казаков (Мурзин и Кожевников) и стрелок Бочкарёв».
    Опираясь на путевые записки и книгу, продолжим наш путь вместе с Арсеньевым.
В районе Санхобэ (Серебрянка) Арсеньев расстался вначале с Н.А. Пальчевским, а на следующий день  в поход выступил и А.И. Мерзляков.
 «… было посвящено осмотру бухты Терней (мыс Страшный…), открытой знаменитым Лаперузом … и окрещённой тогда этим именем».
   Здесь Арсеньев ошибается. Бухта, открытая Лаперузом 23 июня 1787 года и  названная им в честь адмирала де Тернея, находится там, где сейчас бухта Русская.
   При создании крупномасштабных карт русскими топографами название «Терней» ошибочно перенесено к устью реки Санхобе (Серебрянка), где оно и закрепилось.
   26 марта 1973 года эта бухта Терней была переименована в бухту Серебрянка.
   Таким образом, Терней Арсеньева – это современная бухта Серебрянка.
  «Здесь тоже ясно видно, что раньше бухта Терней (Серебрянка) гораздо глубже вдавалась в материк; значительная глубина реки около устья, обширный залив, отходящий от неё в сторону, и, наконец, два озера среди болот указывают, где ранее были глубокие места бухты. Самое море потрудилось над тем, чтобы оттеснить себя от суши. Коса, наметённая морским прибоем, протянувшаяся от одного мыса к другому, превратила залив в лагуну. Потом здесь образовались дюны («песчанка»); они увеличились в размерах и погребли под собой прибрежные утёсы.
Растительность в нижней части долины Санхобе (Серебрянка) чахлая и низкорослая. С правой стороны по болотам растёт небольшими группами сибирская лиственница. По-видимому, Санхобе (Серебрянка) является северной границей акации Маака, по крайней мере, тут она встречается уже как редкость.
   Население на Санхобе (р. Серебрянка) смешанное и состоит из китайцев и тазов.
   Первые (китайцы) живут ближе к морю, вторые (тазы) – дальше, в горах.
   Китайских фанз 38; в них насчитывается 233 человека. Здешние китайцы положительно убеждены в том, что земля эта принадлежит им, и на русских смотрят как на пришельцев.
   Тазовских фанз 14; в них живут 72 мужчины, 54 женщины и 89 детей обоего пола (всего 215 человек).
   … Санхобейские тазы почти ничем не отличаются от тазов на реке Тадушу (р. Зеркальная, Кавалеровский район). Они также одеты, говорят по-китайски и занимаются хлебопашеством. Но около каждой фанзы есть амбар на сваях, где хранится разный скарб.
… По рассказам тазов, лет тридцать назад (около 1876 года) на Санхобе (р. Серебрянка) свирепствовала оспа.
… Китайцы боялись хоронить умерших и сжигали их на кострах …
… три дня я просидел дома, вычерчивал маршруты, делал записи в путевых дневниках и писал письма.
   Казаки (Мурзин и Кожевников) убили изюбра и сушили мясо, а Бочкарёв готовил зимнюю обувь. Я не хотел отрывать их от дела и не брал с собой на экскурсии по окрестностям.
   Река Санхобе (Серебрянка) (на картах – Саченбея, по - удэхейски Санкэ) состоит из 2-х рек одинаковой величины – Сицы (по–китайски «Западный приток») (ныне – р. Серебрянка) и Дунцы («Восточный приток») (позднее называлась - Туньша, ныне – Заболоченная, надо же было так назвать горную речку).
   Путь мой на Иман (р. Большая Уссурка) на основании расспросных сведений был намечен по Дунце (р. Заболоченная).
 … я решил …, пока есть время, осмотреть Сицу (р. Серебрянка). На эту работу у меня ушло семь  суток (с 10 по 16 октября включительно)».
   «… я и Дерсу с котомками за плечами выступили из своей «штаб-квартиры».
   Слияние Сицы (Серебрянка) и Дунцы (Заболоченная) происходит в 10 км от моря (в районе несколько выше современного села Артёмово, больше известного местным жителям как Гаврино).
   Гаврин Иван Клавдиевич, 1877 года рождения, уроженец деревни Петропавловская, Орловского уезда, Вятской губернии, проживал в селе Морозовка (ранее Грингмутовка, ныне – Терней). Владел заимкой в районе селения, названного в его честь. Признан большевиками кулаком и раскулачен.
   В 1932 году был арестован, по так называемому «делу» по -  староверческому «восстанию». 8 ноября того же года Тройкой ОГПУ осужден по части 2 ст. 58-10 (антисоветская агитация) к 3 годам лишения свободы. В 1959 году он полностью реабилитирован.
  В 70-ые годы 20 века наши горе - «историки» окончательно вычеркнули имя Гаврина из истории района, назвав село Артёмово.
   «Здесь долина Санхобе (Серебрянки) разделяется на две части, из которых одна идёт на север (Дунца) (Туньша, Заболоченная), другая – на запад (Сица) (ныне и эта часть реки называется – Серебрянка).
   Вид в долину Сицы (Серебрянки) со стороны моря очень красив. Высокие горы с острыми и причудливыми вершинами кажутся величественными. Я несколько раз видел их впоследствии, и всегда они производили на меня впечатление какой-то особенной  дикой красоты.
   На половине пути от моря, на месте слияния Сицы (Серебрянки) и Дунцы (Заболоченной), с левой стороны есть скала Да-Лаза (большая скала).
   … Река Сица (Серебрянка) течёт в направлении к юго – западу. Своё начало она берёт с Сихотэ-Алиня (перевал на Иман) (р. Большая Уссурка, точнее на правые притоки реки Колумбе – реку Приточную и реку Большая Южная. Река Колумбе в свою очередь является правым притоком реки Большая Уссурка).
   … Долина реки Сицы (Серебрянка) покрыта отличным хвойно-смешанным лесом. Особенности … долины заключаются в мощных террасах.
   Нижняя часть долины Сицы (Серебрянки) представляется в виде больших котловин, обставленных высокими горами. Здесь растут великолепные леса, среди которых много кедра. Около реки лес вырублен концессионером Хроманским, но вывезена только четвёртая его часть. Всё остальное брошено на месте.
   … Площадь этого вырубленного леса занимает около 15 квадратных километров».
  «На следующий день (вероятно 12 октября) мы пошли вверх по Сице (Серебрянке). Чем дальше, тем глуше становилась тайга. Разрушающая рука лесопромышленника ещё не коснулась этого девственного леса (рубки здесь начнутся в 30-х годах 20 века уже при Советской власти).
   … По мере того как исчезали следы человеческие, встречалось всё более и более следов звериных. Тигр, рысь, медведь, росомаха, изюбр, олень, козуля и кабан – постоянные обитатели здешней тайги.
   Река Сица (Серебрянка) – быстрая и порожистая. Пороги её не похожи на пороги других рек Уссурийского края. Это скорее шумные и пенистые каскады. В среднем течении река шириной около 10 метров и со скоростью течения 8 км в час в малую воду. Истоки её представляются в виде одного большого ручья, принимающего в себя множество мелких ручьёв, стекающих с гор по коротким распадкам.
   Поднявшись на Сихотэ-Алинь, я увидел, как и надо было ожидать, пологий склон к западу и обрывистый к востоку. Такая же разница наблюдается в растительности. С западной стороны растёт хвойный лес, а с восточной – смешанный, который ниже по реке очень скоро сменяется лиственным».
   «За водоразделом мы нашли ручей, который привёл нас к Дананце (ныне – река  Большая Южная левый приток  реки Колумбе), впадающей в Кулумбе (Арсеньев допускает ошибку, река Кулумбе находится на территории современного Тернейского района, чуть выше реки Кема) … Пройдя по ней километров десять (примерно до  устья правого притока -  ключа Ала-Гез), мы повернули на восток и снова взобрались на Сихотэ-Алинь, а затем спустились к Да- лазагоу (приток Сицы ) (Серебрянки – Еловый Ключ)). Название это китайское и в переводе означает «падь больших скал».
… Во время пути я наступил на колючее дерево. Острый шип проколол обувь и вонзился в ногу. Я быстро разулся  и вытащил занозу, но, должно быть не всю.
… на следующий день ногу стало ломить.
… Этот день я шёл, зато ночью нога сильно болела. До самого рассвета я не мог сомкнуть глаз.
    На утро стало ясно, что на ноге у меня образовался большой нарыв.
    Недостаток взятого с собой продовольствия принуждал идти вперёд.
    Мы уже и так сидели без хлеба и кормились только тем, что добывали охотой.
…С большим трудом мы прошли в тот день только 8 км, а до бивака оставалось ещё 24 километра.
   Ночью ногу страшно ломило. Опухоль распространилась по всей ступне.
    … Чуть свет мы были уже на ногах, … надо было идти. Я никогда не забуду этого дня. Я шёл и через каждые сто шагов садился на землю. Чтобы обувь не давила на ногу, я распорол её.
   Скоро мы дошли до того места, где Да – лазагоу (Еловый Ключ) впадает в Сицу (Серебрянку).
Кругом всё было окутано дымом. В пятидесяти шагах нельзя было рассмотреть деревьев (горел лес).
… Я попробовал, было ещё идти по галечниковой отмели, но вскоре убедился, что это свыше моих сил. Я мог только лежать и стонать.
…Убедившись, что дальше я идти не могу, Дерсу поставил палатку, натаскал дров и сообщил мне, что пойдёт к китайцам за лошадью.
… Дерсу ушёл, и я остался один. За рекой всё ещё бушевало пламя.
   Я понял, что сегодня Дерсу не придёт. Больная нога сильно отекла. Я разделся и ощупал нарыв. Он уже назрел, но огрубевшая от долгой ходьбы кожа на подошве не прорывалась. Я вспомнил про перочинный нож и стал точить его о камни. Подложив дров в костёр, я … вскрыл нарыв. От боли потемнело в глазах.
… Через час я почувствовал облегчение: боль в ноге ещё была, но уже не такая, как раньше.
  Когда я проснулся, то увидел около себя Дерсу и китайца.
… Боль в ноге утихла, и опухоль начала спадать. Согрев воду, я ещё раз промыл рану, затем напился чаю, закусил китайским пресным хлебом и стал одеваться. Дерсу и китаец
помогли мне взобраться на коня, и мы тронулись в путь.
… После полудня мы прибыли на Санхобе (Серебрянка). Г. Гранатмана не было дома. Он куда-то пошёл на разведку и возвратился только через двое суток.
   Пришлось мне сидеть на месте до тех пор, пока рана на ноге не зажила,  как следует. Через три дня  я уже мог ходить …
  15 октября  был последний день наших сборов.
   Дата взята из книги «По Уссурийскому краю» и соответствует событиям, описанным далее в путевых записках Арсеньева за 1906 год.
   Из муки мы напекли лепёшек, насушили мяса. Предусмотрено было всё, не забыта была даже сухая трава для обуви».
   «Шестнадцатого числа выступить не удалось. Задерживали проводники – китайцы. Они явились только на другой день (17 октября) около полудня».
   17 (30) октября 1906 года.
   «Тазы провожали нас от одной фанзы до другой, прося зайти к ним хоть на минутку.
… Так от одной фанзы до другой, с постоянными задержками мы дошли, наконец, до последнего тазовского жилья, чему я, откровенно говоря, очень порадовался. Дальше тропа перешла за реку и потянулась вдоль левого берега ещё километра два  с половиной, а затем стала взбираться на перевал.
   В нижнем течении Дунца (Заболоченная) … делает петлю и огибает небольшой горный отрог (между Заболоченной и ключом Шмыркова), имеющий пологие склоны к Санхобе (Серебрянка) и крутые к Дунце (Заболоченная). Через этот самый отрог нам и надлежало перейти.
   Приближались сумерки. Поэтому мы стали биваком тот час, как только спустились к воде.

   Днём мне недомогалось: сильно болел живот.
   18 (31) октября 1906 года.
… Дунца (Заболоченная) протекает по типичной долине прорыва, местами расширяющейся, местами суживающейся ровно настолько, чтобы пропустить одну реку. Наиболее широкие места её находятся там, где в неё впадают притоки. Из них самым крупным будет Фату (Фата, ныне - Сигнальная), текущая с севера …
   По Дунце (Заболоченной) растёт такой же хороший лес, как и по Сице (Серебрянке). С левой стороны в горах преобладают лиственные породы, с правой – хвойные.
   Тропа идёт по левому берегу реки, то, приближаясь к ней, то, удаляясь метров на двести. В одном месте река прижимается вплотную к горам, покрытым осыпями, медленно сползающими книзу.
… Дальше тропа выходит на гарь, которая тянется до самой Фату (р. Сигнальная). Затем опять идут осыпи, а против них – речные террасы, занимающие довольно большое пространство с правой стороны реки.
…Километров на семь выше в Дунцу (Заболоченная) впадает небольшая речка, не имеющая названия (ныне – ключ Берёзовый). По ней можно выйти к самым истокам Билембе (Белембе, ныне – Таёжная), впадающей в море севернее бухты Терней (тут Арсеньев близок к истине, так как именно  бухту, расположенную ниже устья реки Таёжная, Лаперуз назвал бухтой Терней (ныне – бухта Русская)). Немного выше устья этой безымянной речки (ключ Берёзовый) Дунца (Заболоченная) принимает в себя ещё один приток, который китайцы называют Сяоца (более известна как Майса, ныне – р. Ясная). Тут тропа разделилась: одна пошла вверх по Дунце (Заболоченная), а другая свернула влево (в сторону р. Ясной).
   Вследствие болезни я не мог идти быстро, часто … отдыхал.
   Дерсу и двое стрелков ходили осматривать Сяоцу (р. Ясная). Истоки её сходятся с истоками горного ручья (ключ Гавринский, впадающий слева в ключ Белобородовский), впадающего в Сицу (Серебрянку) в среднем течении.
   Самый перевал покрыт густым хвойным лесом.
…Километрах в 3-х от Дунцы (Заболоченная) они нашли китайскую зверовую фанзу. Хозяева её отсутствовали.
   К вечеру я почти оправился, но не мог есть – всё ещё мешала рвота. Поэтому я решил пораньше лечь спать …
   Часов в 12 я проснулся. У огня сидел китаец-проводник и караулил бивак. Ночь была тихая, лунная. Я посмотрел на небо, которое показалось мне каким-то странным, … точно оно спустилось на землю. Вокруг луны было матовое пятно и большой радужный венец. В таких же пятнах были и звёзды.
… я … завернулся в своё одеяло, прижался к спящему казаку и опять погрузился в сон.
 
  19 октября 1906 года.
  Утром меня разбудил дождь – мелкий и частый. Недомогание моё кончилось…
   Ни мало не мешкая, мы собрали свои котомки и снялись с бивака.
   От устья Сяоцы (Ясная) долина Дунцы (Заболоченная) стала заметно суживаться. С обеих сторон высились горы, покрытые осыпями. От них в долину выдвигается много утёсов. Пешеходная тропа лепится здесь по высокому карнизу, а конная несколько раз переходит вброд реку. Миновав теснину, дороги сходятся снова.
   Немного дальше Дунца (Заболоченная) разделяется на две реки: долина одной из них (ключ Шандуйский, ныне – Солонцовый) идёт прямо, а сама Дунца (Заболоченная) поворачивает влево. В этом месте тропа наша опять разделилась. Одна пошла по Дунце (Заболоченная), а другая, по словам провожающих нас китайцев, на Арму (приток Имана) (река Большая Уссурка)».
    Арсеньев и его проводники допускают ошибку, которая будет повторяться у него и в других записках и книгах. Этим путём можно выйти вначале лишь на реку Таёжная, с неё – на реку Лагерная, впадающую слева в реку Обильную. Только последняя река приведёт нас к Арму.
   «После полудня дождь усилился, нам пришлось рано стать на бивак.
   До вечера было ещё много времени, и поэтому мы с Дерсу взяли свои винтовки и пошли на разведку.
… Вдруг какой-то странный шум послышался в стороне. Мы оставили тропу, и пошли к берегу реки. Интересная картина представилась нашим глазам. Река была буквально запружена рыбой. Это была кета. Местами от дохлой рыбы образовались целые завалы. Тысячи её набились в заводи и протоки.
… Для уборки рыбы природа позаботилась прислать санитаров в лице медведей, кабанов, лисиц, барсуков, енотовидных собак, ворон, сизоворонок, соек и т.д. Дохлой кетой питались преимущественно птицы, четвероногие же старались поймать живую рыбу. Вдоль реки они протоптали целые тропы. В одном месте мы увидели медведя. Он сидел на галечниковой отмели и лапами старался схватить рыбу.
   В другом месте рыбой лакомились два кабана. Они отъедали у рыб только хвосты. Пройдя ещё немного, я увидел лисицу.
 …Рано мы легли спать и на другой день рано встали.
20 октября (2 ноября по новому стилю) 1906 года.
… К полудню мы достигли маленькой зверовой фанзочки, расположенной у слияния трёх горных ручьёв. По среднему (ключ Сахалинский) лежал наш путь.
… От упомянутой фанзы до перевала через Сихотэ-Алинь будет километров восемь.
… Часам к четырём пополудни мы добрались до Сихотэ-Алиня, оставалось только подняться на гребень. Я хотел, было идти дальше, но Дерсу удержал меня за рукав.
… Дерсу советовал крепче ставить палатки и, главное, приготовить как можно больше дров не только на ночь, но и на весь завтрашний день.
… Сколько я спал, не помню. Проснулся я оттого, что кто-то меня будил. Я открыл глаза: передо мною стоял Мурзин.
- Снег идёт, - доложил он мне.
… Я взглянул на Дерсу. Он спокойно курил трубку и равнодушно посматривал на огонь. Начавшаяся пурга его не пугала.
… Дерсу … сказал:
- Дрова много есть, палатка хорошо ставили. Ничего!
Через час начало светать.
 «…21-го числа мы всё ещё отсиживались от пурги.
22 октября 1906 года.
«… К утру, погода мало изменилась к лучшему. Ветер был резкий и порывистый. На совете было попытаться перевалить через Сихотэ-Алинь в надежде, что на западной стороне его будет тише.
…Минут через двадцать мы с котомками за плечами уже лезли в гору.
   От бивака сразу начинался крутой подъём. За эти два дня выпало много снега. Местами он был глубиной до метра.
… По барометрическим измерениям, высота перевала оказалась равной 910 м. Мы назвали его перевалом Терпения».
   В действительности высота перевала в истоках Сахалинского Ключа составляет 763 метра. Перевал ныне носит название – Сахалинский.
    «Спуск с Сихотэ-Алиня к западу был пологий, заваленный глыбами камней и поросший густым лесом.
   Небольшой ручей (ныне он называется Спутник), … привёл нас к Нанце (правильнее – к реке Резвушка ранее – р. Верхняя Нанца, впадающей в реку Колумбе)».
  Далее отряд, спустившись к Колумбе, дошёл по ней до реки Большая Уссурка. Спустившись вниз к станции Иман 16 ноября 1906 года, экспедиция завершила свой путь. Дерсу Узала оставил отряд, а  Арсеньев и его спутники 17 ноября были уже в Хабаровске.
   Так завершилась первая экспедиция В.К. Арсеньева по нашей земле.
*   *   *
   В экспедиции 1906 года   по территории современного Тернейского района участвовали:
      1)   Дерчу Оджал, в книгах Арсеньева он выведен под именем Дерсу Узала;
   - помощники Арсеньева:

  1. Гранатман      Г.Г., поручик 24-го Сибирского стрелкового полка;
  2. Мерзляков  Александр Иванович (1878 - 11 июля 1947 г.г., Владивосток)- инженерный подпрапорщик, краевед, сотрудник музея В.К. Арсеньева;

   - флорист:

  1. Пальчевский  Николай    Александрович (1 октября 1862 г.р., Оренбург –1909, окрестности  Владивостока) – лесничий, натуралист, краевед и общественный деятель;

    - уссурийские казаки:

  1. Белоножкин;
  2. Кожевников;
  3. Мурзин;
  4. Эпов;                                          

     -стрелки 6-ой и 8-ой Восточно-Сибирской стрелковых дивизий:

  1. Бочкарёв;
  2. Дьяков Дмитрий;
  3. Егоров;
  4. Загурский;
  5. Мелян;
  6. Туртыгин Иван.
  На последнем этапе в ней участвовали: В.К. Арсеньев, Г.Г. Гранатман, Дерчу Оджал, стрелок Бочкарёв, двое казаков Мурзин и Кожевников, которые как мы говорили выше вышли вверх по реке Санхобэ (Серебрянка), а затем по реке Дунце (Туньша, Заболоченная) к хребту Сихотэ-Алинь и далее до Имана (Дальнереченска).
Сергей Шалимов
пос. Пластун
 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Форум о туризме в Тернейском районе
ОПРОСЫ
Что Вы считаете символом Тернейского района?
 
Мне больше всего нравится:
 
Какой безлимитный тариф в Тернее Вы выберете, если будет возможность? скорость/стоимость в мес.
 
Рейтинг@Mail.ru quajo      
               
               
Время генерации страницы: 0.053 сек.