Терней
ГЛАВНАЯ  
30.04.2017
«ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ ЧУДЕСНЫЕ…» КАК ЭТО БЫЛО ДАВНО! Версия для печати
Написал Administrator   
22.05.2012

Время не властно над нами. Прошло больше полувека с той поры, как мы закончили Тернейскую среднюю школу. Не верится, что когда-то и мы были учениками, ходили в школу, сидели за партами, мечтали о будущем: кем мы будем, когда сдадим последние выпускные экзамены и разъедемся в разные стороны.
В этом году наша школа отмечает свой юбилей – 80-летие со дня основания. Многим ребятам она распахнула двери в жизнь. Из стен её вышли педагоги, инженеры, строители, журналисты, музыканты, художники – словом, люди разных профессий.
Мы, выпускники 1954 года, тоже её питомцы.

Прошли детство, юность, зрелость. И вот на пороге – старость. Некоторых из выпускников нашего класса уже нет в живых. Но мы, оставшиеся и дожившие до нынешней поры, помним нашу школу-старушку с её длинными секциями, большими светлыми окнами, залом-куполом, в котором проходили школьные вечера, родительские собрания. Но из всех мероприятий, проводимых в школе, мы любили больше всего Новый год, когда в середине зала устанавливали ёлку, украшали её, протягивали от стены до стены нити, на которых развешивали разноцветные флажки, блестящие гирлянды, серпантин. Игрушки были сделаны руками самих ребят. Звучала музыка, дети хороводом в новогодних костюмах, масках ходили вокруг ёлки, пели песни про ёлочку, а старенькая преподавательница музыки Людмила Николаевна (не помню её фамилии) аккомпанировала нам на пианино. Играли в разные игры. Школа была для нас вторым родным домом.
Несмотря на то, что отголоски второй мировой войны ощущались во всём (хлеб давали по карточкам, трудно было с продуктами, не было нужной одежды и т.д.), мы не унывали. Старались учиться хорошо, участвовали в школьной художественной самодеятельности, садили и обрабатывали капусту на участке по другую сторону реки. Моста тогда не было, и нас, учащихся, перевозили на лодках. Занимались посадками деревьев. Аллея, которая идёт вдоль реки Серебрянки за детским садом, была посажена нами. Старшеклассники пилили дрова для школы, потому что в каждом классе стояли огромные печи, которые отапливались дровами. Да, время было трудное, но мы жили полной жизнью. Не у всех у нас в домах горели электрические лампочки, порой мы учили уроки при лампах-керосинках. Не знало наше поколение ни грабежей, ни наркомании. Деньги не властвовали над людьми. Главным были учёба, коллективизм, дружба, взаимопомощь.
Я помню: была я пионервожатой в одном из начальных классов, потом вступила в комсомол, а в 10 классе возглавляла школьную комсомольскую организацию, насчитывавшую больше ста человек. Комсомольцы были опорой педагогов в борьбе за успеваемость и дисциплину. На повестку дня комсомольских собраний ставились разные вопросы: мы говорили о подготовке к какому-нибудь празднику, заслушивали пионервожатых о работе с ребятами в отряде, выносили порицание тем, кто нарушал дисциплину, имел плохие оценки. К Дню Победы приглашались участники Великой Отечественной войны, которые рассказывали о своих боевых товарищах, о том, как они защищали Родину.
Много воды утекло с тех пор, как мы закончили десятилетку, многое забылось, но в памяти всплывают отдельные эпизоды из нашей школьной жизни. Наша школа, наши учителя, наш класс.
Передо мной фотография нашего выпуска. Всего 14 человек, но мне помнится, у нас в классе было семнадцать человек. Некоторых на фото нет. Не знаю почему. Может, кто-нибудь болел, а может, не захотел фотографироваться. Перечисляю поимённо. В первом ряду на лавочке сидят Шура Макагон (по мужу Яшкина, она умерла в 2011 году), Рая Медведева (Раиса Филипповна Сафонова), Люда Здутова (её тоже уже нет в живых, жила она в Комсомольске-на-Амуре), Надя Разумная, ничего о её судьбе не знаю, Валя Зайцева (это я).
Во втором ряду Толя Чупахин (умер), Алла Кудашова, знаю, что она закончила метеорологический техникум, жила в Приморье, вышла замуж, потом выехала, а куда, не знаю. Иван Исаков среди четверых мальчиков в нашем выпускном выделялся своим ростом. Это был красивый, с вьющимися густыми волосами юноша. Он часто приходил ко мне заниматься по английскому языку. После окончания школы поступил в военное училище, стал офицером, служил год в Афганистане. Потом вышел в отставку, жил одно время во Львове на Украине, работал на каком-то заводе, по слухам, живёт в Санкт-Петербурге.
Нина Афанасьева-Сыркина, весёлая, общительная, хохотушка, большеглазая, любившая посмеяться по любому курьёзному случаю. Не знаю ничего про её судьбу. Толя Петруня погиб, упав со скалы, в Светлой нашего района. Шура и Валентина – сёстры Шершиковы. Шура закончила политехнический институт во Владивостоке, работала главным архитектором в Хабаровске, сейчас частенько приезжает в Терней навестить своих родных. А Валентина, её сестра, по мужу Валентина Васильевна Соловиченко, работала до отъезда в посёлок Кавалерово паспортисткой в нашей милиции. Вера Сорокина (крайняя) – я слышала, что она умерла, жила в городе Владивостоке. Ещё на фотографии стоит между сёстрами Шершиковыми девушка, помню, что звали её Люда Калашникова. Нет на карточке Вали Гуда из Светлой, работала она медсестрой в одной из больниц Владивостока. Сейчас ничего не знаю про её судьбу. Нет Виктора Гребенюка. Он служил в уголовном розыске в одном из районов нашего края.
Среди выпускников наша классная руководительница Надежда Анисимовна Абрамкина, по мужу Перунова. Она преподавала математику. До неё с пятого по восьмой классы классным наставником у нас был Фёдор Ефимович Гуренков. Он в совершенстве знал английский язык, свободно изъяснялся на нём. Мы любили его за тактичное, доброе отношение к детям. Именно он привил мне любовь к английскому языку. Поэтому после школы я поступила заочно на факультет иностранных языков.
Добрым словом вспоминаю Надежду Анисимовну. Помню, как настороженно мы её приняли после отъезда Фёдора Ефимовича. Она вошла в класс. Мы сидели притихшие. Она казалась нам какой-то непохожей на других учителей. Высокая, с вьющимися волосами. У неё были большие живые коричневые глаза  и тонкая осиная талия. Она высоко держала голову. Надежда Анисимовна представилась и сказала, что станет у нас классным руководителем и будет преподавать математику. Наша классная никогда не отмахивалась от наших «почему», которых было великое множество. Она прекрасно знала свой предмет. Объясняла урок доходчиво, убедительно, интересно. Иногда мы заходили к ней домой, и она тепло, по-дружески нас встречала. Экзамены по алгебре с элементами тригонометрии мы сдали все на хорошо и отлично.
Да, нет уже в живых нашей строгой учительницы. Светлая память о ней навсегда останется в наших сердцах.
Именно в школе, в тесном коллективе появляются понятия «друг» и «дружба». Человеку трудно без друзей. Именно в школе мы узнаём об азах жизни, о её многогранности, именно школа даёт нам путёвку в жизнь. Что соединяет людей, иногда совершенно противоположных по характеру, что заставляет идти на риск, если можно спокойно переждать где-нибудь? Чувство дружбы. Это святое чувство. Дружба крепнет и закаляется, пройдя через трудности, невзгоды, разочарования.
В школе близкими для меня друзьями были Раиса Филипповна Сафонова (Рая Медведева), Шура Макагон (Яшкина по мужу). Что нас тогда связывало? Мы никогда не задумывались, какая она, наша дружба, большая, крепкая. Мы просто дружили, просто всегда были вместе и скучали друг без друга. С Шурой Макагон мы были соседями, родители её общались с моими. Нас связывали одни и те же проблемы: бедность, житейские невзгоды. Мы вместе с ней делали математику, а иногда, когда у нас не получалась задача по геометрии или тригонометрии, мы втроём (я, Шура и Нина Сыркина) по льду реки отправлялись в Левый Терней, где жили сёстры Шершиковы. Шуре Шершиковой легко давались точные науки, и мы обращались к ней за помощью. Она всегда могла объяснить, растолковать задачу, и мы с выполненным заданием на следующий день отправлялись в школу на уроки. Александра была старше нас на год, серьёзная не по годам, но она относилась к нам тепло, по-товарищески. Для нас она была палочкой-выручалочкой.
Не забыть мне никогда лунных вечеров, когда мы по льду возвращались от неё с песнями, толкая друг друга, зная, что домашнее задание выполнено. Кроме того, Шура прекрасно шила платья.
Нет уже в живых Александры Павловны Макагон, и грустно становится на сердце, что не позвонит она мне по телефону, не поздравит с днём рождения, не поделится своим горем (у неё на год раньше умер муж), не зайдёт меня попроведовать. Но таков закон жизни: кто-то раньше уходит на тот свет, а кто-то позднее.
Шура Макагон (Александра Павловна Яшкина) закончила педучилище во Владивостоке, работала в нашей школе старшей пионервожатой. Она любила детей, дети платили ей своей любовью за её доброту, общительность, за умение прийти на помощь слабому. Все мероприятия, проводимые в школе под её руководством, были на высоте. Потом она долгое время работала заведующей в детском саду. Своим трудом завоевала уважение товарищей.
С Раисой Филипповной Сафоновой мы сидели за одной партой три года. По характеру мы с ней разные. Я хохотушка, общительна, душа раскрыта для всех. Она же сдержанна, своих чувств не показывает наружу, свои мысли держит в себе. Учёба давалась ей легко. Помню: на выпускном экзамене за сочинение по творчеству Маяковского и Есенина она получила хорошую отметку, а я налепила лишних запятых, за что мне вывели тройку. Эту оценку выставили и в аттестат зрелости. Эта тройка и оказала мне медвежью услугу.
После выпускного вечера мы поехали поступать в Спасское педучилище. Была установка: у кого в аттестате зрелости по русскому языку стоит «хорошо», того принимали без экзаменов, меня же и слушать не стали. Рая Медведева в знак солидарности не сдала документы в учебное заведение, а отправилась со мной в обратный путь, в любимый Терней.
Дружба делает человека богаче, красивее, невольно заставляет становиться лучше. Если у человека есть друг, он сильнее. Друг поможет разделить горе и радость. Счастлив человек, у которого есть настоящий друг. Дружба, если она искренняя и крепкая, не угаснет никогда.
Прошли годы. И хотя мы в силу обстоятельств меньше общаемся с Раисой Филипповной, но в горе она всегда рядом. Поздравляем друг друга с праздниками, с днём рождения. В школе каждая понимала подругу с полуслова, доверяла девичьи тайны. И несмотря на то, что по характеру мы разные, нас всегда тянуло друг к другу.
После окончания школы мы работали с ней на севере нашего района, преподавали английский язык. Она – в посёлке Кузнецово, а я – в Самарге. Немного позднее заочно поступили в Уссурийский педагогический институт на филологический факультет. Закончили его, успешно сдав государственные экзамены. Преподавали русский язык и литературу в нашей школе (но это уже другая история).
Вспоминая школьные годы, думаешь: какие мы были? В меру серьёзные и в меру проказливы. Помню, шёл урок химии в 8 классе. Минна Игнатьевна Лабецкая рассказывала про какие-то реакции. Рая Медведева, а сидели мы с ней на предпоследней парте второго ряда, достала учебник истории и показала мне картинку, на которой был нарисован Луи Филипп II, у которого голова была похожа на редьку хвостом вверх, а в жару он ходил под зонтиком. Разве не засмеёшься! Среди тишины слышно было наше фырканье. Естественно, мы получили серьёзное замечание учителя, а потом нас Минна Игнатьевна попросила выйти из класса.
Вспоминая этот случай, когда сам стал учителем, думаешь: так не должны мы были поступать. Но детство, никуда от него не деться. Хотели выглядеть взрослее, самостоятельнее, а получалось наоборот.
По социальному положению никто из нас в классе не выделялся. Одевались скромно, потому что купить одежду не на что было и негде. Семьи Зайцевых, Макагон, Медведевых, Исаковых были многодетными. Всех детей надо было одеть, обуть, накормить, а родители получали мизерную зарплату. Мать моя работала техничкой в райкоме партии, а отец – милиционером.
Несмотря на житейские трудности, мы старались учиться хорошо. Спасибо нашим родителям за их труд, за то, что воспитали нас правильными людьми. Они учили нас трудолюбию, выдержке, с них мы брали пример во всём.
Помню: каждый месяц в школе устраивался санитарный день. Как мы любили, собравшись после уроков, мыть свои парты, оттирать их от чернил, надписей. И любо было смотреть на свой труд, когда школьные столы, пол выглядели чистыми. Естественно, тряпки, древесную золу мы приносили из дома. Иногда после трудового энтузиазма мы, усевшись за парты, начинали петь свои любимые песни. Наши голоса раздавались по всей школе, и я удивляюсь, что никто нам не делал замечания. Только иногда заглядывал в наш класс школьный завхоз Алексей Матвеевич Сутулов, которого мы уважали за его умение ладить с ребятами. Крики, шум, беготня по коридорам, когда каждый класс старался показать, что задание добросовестно выполнено... Какую надо было иметь выдержку Алексею Матвеевичу, но он никогда не повышал голос на детей, старался, чтобы во  время уборки кабинетов везде был порядок.
Стоит мне закрыть глаза, и я вижу всё так отчётливо и ясно, словно это было лишь вчера и будто не проходило стольких долгих лет, отделяющих меня от выпускного вечера. Сданы экзамены. Позади школьные дни. Окончились наши волнения, тревоги. Мы идём на выпускной бал в школу нарядные, радостные. На мне штапельное платье, голубенькое, с белым воротничком, а вот Рая Медведева пришла на праздник в ярко синем крепдешиновом платье. Постаралась её мама для своей дочери купить такой дорогой материал. И рады мы были за неё, и обидно было, что у нас нет ничего подобного.
Как много в жизни интересных людей! И в нашей школе были такие, влюблённые в своё дело, любили школу, детей, были для нас мерилом чести, мерилом совести, доброты.
Мы любили уроки физкультуры. Вёл их преподаватель Василий Иванович Благуляк. Кроме того, к каждому празднику он готовил художественную самодеятельность. Вечерами в зале под аккомпанемент мандолины, на которой он сам играл, разучивал со школьниками песни. В хор ходило много ребят. А какие спортивные номера показывали девочки и мальчики! В зале висел толстый канат, и мы на уроке физкультуры старались забраться по нему до самого верха. И как мы гордились, что смогли выполнить это трудное задание.
Не могу не вспомнить добрым словом учителя географии Алексея Алексеевича Кочнева (я уже писала о нём). Это профессионал своего дела. Педагог с большой буквы, добрейшей души человек. Знания, которые он давал нам, детям того времени, пригодились потом в жизни! Мы любили его рассказы о далёких странах, о животном мире нашей планеты, о морях и океанах, о великих открытиях мореплавателей.
Были  и другие учителя-на                телей, которые преподавали у нас литературу и русский язык. Это Валентина Васильевна Самсонова и Нина Александровна Пахомова. У меня остались чудесные воспоминания об уроках литературы, которые вела Нина Александровна. Она заставляла нас много читать, учить стихотворения, отрывки в прозе. Мы уважали её, боялись приходить в школу с невыученными заданиями. Светловолосая, небольшого роста, серьёзная, очень требовательная к ученикам, она прекрасно знала свой предмет. Мы с большим интересом слушали её рассказы о жизни писателей, вместе с героями их произведений переживали, влюблялись в их поступки, выражали своё отношение к ним, осуждали.
Требовательности к себе, к своим товарищам, общественной активности мы учились у своих педагогов.
Вспоминая свою школьную жизнь и годы работы, я думаю, что всё-таки я прожила её достойно. За свой педагогический труд я награждена знаком «Победитель соцсоревнования», медалью «За трудовое отличие», наградным знаком «Отличник просвещения» и многими грамотами.
Валентина Заикина, педагог, ветеран труда, пенсионерка
Материал с сайта Вестник Тернея 
Последнее обновление ( 22.05.2012 )
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Рейтинг@Mail.ru quajo      
               
               
Время генерации страницы: 0.043 сек.